Максим Кальсин

Несколько жизней Максима Кальсина

Биография театрального режиссера Максима Кальсина, на счету которого теперь и последняя премьера в омском Пятом театре, сама по себе заслуживает того, чтобы по ее мотивам ставили пьесы. Бывший историк, бизнесмен и владелец сети книжных магазинов, в 30 лет бросивший все и поступивший во ВГИК, театральный режиссер, который уже успел поставить спектакль даже в Южной Корее, согласился выпить чашечку чая с ОтдохниОмск.ру и рассказать о том, как это – кардинально менять всю свою жизнь.

В кофейню «Серебряный слон» Максим приехал в перерыве между двумя репетициями – шла последняя неделя подготовки спектакля «Географ глобус пропил», премьера режиссерской версии которого состоялась через несколько дней после этой беседы.

«Географ Глобус Пропил»

— Над каким спектаклем вы работаете с актерами Пятого театра? 

— Это спектакль по роману Алексея Иванова. Я долго писал инсценировку, и сейчас собственно дописываю. В сущности, спектакля нет еще, но он должен вот-вот родиться. Может, даже лучше про роман сейчас поговорить, ведь лучше увидеть все своими глазами.

— Кстати, по поводу увидеть! Интересно узнать про декорации, я слышала, они у вас необычные. 

— Мы для «Географа…» придумали такую трансформирующуюся декорацию. В первой половине спектакля на сцене – декорации, изображающие что-то среднее между плацкартным вагоном и электричкой. Каждое купе изображает то квартиру, то офис, то еще что-то, да и сами сценки будут точечными, мы будем светом выделять то одну часть сцены, то другую…

— А что будет во второй половине спектакля? 

— О, это будет сюрприз для зрителей! Оставим его пока в тайне.

— Очень интересно! А теперь давайте вернемся к роману, о котором вы хотели поговорить. Почему именно его выбрали? 

— С творчеством Алексея Иванова у меня вообще странная история. Давным-давно, когда у него только стали выходить книги, я сразу прочитал его «Общагу на крови», она мне очень понравилась. Прочитал все, кроме главного романа, которым он прославился. Я прочитал «Географа» буквально полтора года назад, будучи знакомым со всеми остальными работами. Конечно, я был потрясен этой книгой! 

— И решили написать инсценировку? 

— Я не скажу, что сразу стал задумываться над тем, как бы ее поставить. Просто директор Пятого театра Александра Юркова все время мне предлагала поставить что-то современное. То, что мне нравится. Я признался, что эта книга мне нравится… Но это же роман на пятьсот страниц!!! А она отвечает: «Ну так давай!». - Как проходит работа над написанием инсценировки? - Я не драматург, я скорее интерпретатор. У меня есть пятисотстраничный великолепный роман, а мне нужно превратить его в максимум 60-страничную пьесу. Как оставить диалоги и действие, не потеряв всех смыслов? Идет такое перелопачивание материала! В кино куда проще делать это... Надеюсь, что мне удается сохранить все самое главное, хотя понять, от чего отказаться, можно только в процессе работы.

— Какая продолжительность спектакля планируется? 

— Два действия, примерно два с половиной часа… Хотя хотелось бы уложиться в 2 часа 15 минут. Но в романе столько всего «вкусного», сложно от чего-то отказываться! 

— Для вас это первый опыт написания инсценировок? 

— Да! Это опыт первый и довольно экстремальный. В этом смысле я режиссер традиционный, всегда опирался на драматурга. Для меня всегда был сложен отбор материала, но я сильно на пьесу опираюсь и она мне помогает…А так, чтобы как здесь… Это экстрим для меня!

Дорога в театр

— Ну, глядя на вашу биографию, кажется, для вас новые вызовы – это дело привычное и вы не боитесь этого! 

— Тут у медали две стороны. Одна не очень положительная. Ведь если разбрасываться и метаться, узнаешь дело не так глубоко. С другой стороны, опыт разного, часто в серьезной степени разного, помогает. Потому что у меня в итоге горизонт шире. Я сейчас уже театральный человек, но я и жил жизнью ученого, бизнесмена, а у многих других моих коллег такого опыта нет. Я думаю, тут важно вовремя остановиться, что ли. Мне кажется, у меня сейчас как раз такой период. Я уже не хочу ничего искать, думаю, я себя нашел. 

— Изменить все в достаточно зрелом возрасте… Как вы решили обратиться к театру? 

— На самом деле, долгое время с театром меня ничего не связывало. В маленьком городке, где я родился, театра вообще не было, да до 30 лет я в театре и был-то несколько раз! Я закончил исторический факультет МГУ, но так и не защитил диссертацию… И понял, что жизнь историка – это постоянное сидение в библиотеках, минимум общения, разве что на конференциях. Я открыл свой книжный магазин… Но со временем понял, что бизнес – не то, чему я хочу посвятить жизнь. Я понял, что хочу творчества! Не сразу почувствовал, что именно в театре. Но когда попал во ВГИК, то быстро почувствовал, что я на своем месте. И продолжаю чувствовать. Если все сложится так, как идет, то я этому буду очень рад. И нынешний проект в Пятом театре для меня очень важный в том числе. Я поставил 15 спектаклей за свою жизнь, и вот это - второй в моей жизни такой для меня интересный, что мне даже во сне продолжают репетиции сниться. 

— А во сне приходят идеи? 

— Нет. Вообще это профессиональное заболевание. Сперва с утра ты репетируешь с артистами, в обед думаешь, как будешь репетировать с артистами, после обеда репетируешь с артистами, а ночью тебе снится, как ты репетируешь с артистами… Входишь в такой винт, из которого сложно выбраться. Меня разве что «Доктор Хаус» спасает! Есть один час в день, когда я не думаю о проекте «Географ глобус пропил» - когда смотрю этот сериал. На две серии подряд меня уже не хватает. 

— Насколько я знаю, вы киноман. Не планируете в кино себя еще попробовать? 

— В студенчестве я занимался кино, но совсем немного – снимал короткометражки. И есть у меня в сфере кино знакомые. Так что я немного представляю, как это… Этому не только свою жизнь нужно полностью посвятить, но и жизни своих близких в том числе. 

— Разве с театром не так? 

— Конечно, так! Но мой выбор, как я уже говорил, это театр. Был у нас такой момент, когда мы написали сценарий для полнометражного фильма, который сейчас в производстве. «Первый дом. Ближе, чем кажется…». Надеюсь, он выйдет, и я рад таким образом в кино участвовать. Но чтобы как-нибудь по-настоящему… Не думаю!

Широта жанров 

— Время сейчас такое, что нужно уметь работать во всех жанрах абсолютно. Например, сейчас нет театров без комедий – потому что это дает кассу. Все театры живут со сказок, потому что взрослые не жалеют денег для детей, ты должен уметь ставить детские спектакли. Особенно на Новый год: не секрет ведь, что в это время многие театры зарабатывают себе большую часть годового бюджета. 

— По-моему, в последнее время комедии стали особенно часто появляться в театральных афишах, много комедийных премьер. Что это, социальный заказ? 

— Ну, трудно сказать однозначно. Думаете, это только сейчас появился спрос на комедии? Мне кажется, так было и раньше, и в советское время, например. Наверняка! Вообще, это естественно, что театр должен учитывать интересы общества и публики. Я вот люблю ставить комедии, но я знаю своих коллег, которые мучаются от этого. У них фрустрация какая-то, у меня такого нет. Что касается различных жанров, я и оперы ставил – было дело!

Умом корейца не понять

— В одном из недавних интервью после премьеры спектакля в Хабаровске вы заметили, что южнокорейские актеры даже двигаются немного иначе, чем актеры российские. Интересно послушать ваш рассказ про опыт постановки «Чайки» в Сеуле! Как работалось с корейцами? 

— В сотрудничестве с русскими артистами есть свои плюсы и минусы. У русских есть привычка к игре глубокой, подробной. Это плюс. Но они гораздо более ленивы, чем те же люди в Корее. Гораздо более растренированы в смысле физики. Что касается корейцев, их приходилось останавливать, выгонять с репетиции, чтобы они себя не загнали. Я на самом деле запрещал им уже репетировать.

—- Как корейцам объясняли русский менталитет? 

— У нас спектакль получился такой… Для корейцев слишком русский, для русских слишком корейский! Сценография, например, вышла смешанная: были и самовары русские, и мостики корейские. Такой сильный дальневосточный колорит. Надо было, конечно, все объяснять.

— Были в связи с этим забавные какие-нибудь ситуации? 

— Да! Я вообще могу часами рассказывать про это! Ну вот, например, самая характерная ситуация: есть в «Чайке» вспыльчивая молодая героиня, Маша, которая повышает голос на человека, который сильно старше нее. Кореянка, которая играла эту роль, во всех сценах смотрелась достаточно органично, была понятливой, старательной. Вот и тут, я ей объясняю, что нужно сделать, она кивает, все поняла. Доходит дело до репетиции – ничего! Я снова беседую с ней, объясняю – ну все ведь понятно! Идем на сцену – ничего! И только потом я разобрался, что все дело в восточном менталитете. Ну не может кореянка поднять голос на человека старше нее, и тем более – на мужчину. У них это в крови.

Отдых и планы 

— Вы в Омске не в первый раз. Нашлось время побывать за пределами Пятого театра, посмотреть город? 

— Ну, конечно, я был в центре города, видел Омскую крепость и улицу Ленина… Но, признаться, времени на что-то, кроме работы, практически нет! Поэтому город я по-прежнему знаю очень плохо. Был в драмтеатре, но надо прийти туда еще не раз, вообще изучить репертуар омских театров получше, он того стоит! Зато этим летом я участвовал в сплаве по реке Шиш, притоку Иртыша, поэтому смог посмотреть эту местность с той стороны, с которой, говорят, его видел далеко не каждый омич. 

— А вообще время на отдых находите? 

— Знаете, когда любишь свою работу, нет потребности в отдыхе как таковом. В сущности, я все время работаю! Даже если не идут репетиции какого-то спектакля, я к ним готовлюсь… Или читаю пьесы, книги, выбираю, какой будет следующая постановка. Это тоже работа, и мне нравится такой ритм! 

— После того как поставите «Географ глобус пропил», куда поедете? 

— В Норильск! В Норильский заполярный театр драмы им. В.В. Маяковского. Это самый северный театр в мире! Когда-то в ее составе играли заключенные советских лагерей - очень талантливые актеры, сосланные на север. Там и теперь очень хорошие традиции сохранились, и мне интересно поработать там!

Премьера спектакля «Географ глобус пропил» уже состоялась, хотя работа над ним продолжается и теперь, одновременно с «Лабораторией современной драматургии» в Пятом театре. Никогда не останавливаться! Будем ждать от Максима Кальсина новых экспериментов.

Анна Атягина

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или