Галина Толмачева

Галина Толмачева: В дизайн костюма меня привела счастливая случайность

Талантливейший художник по гобелену, она оказалась не просто хорошим преподавателем и администратором. Благодаря Галине Толмачевой омская школа дизайна костюма стала одной из лучших в России и за ее пределами, а выпускники этой кафедры создают моду по всей планете. В преддверии главного модного события Омска «Формула моды: восток – запад» Галина Толмачева согласилась выпить чаю с ОтдохниОмск.ру.

«Формула моды»

— Как идет подготовка к «Формуле моды»? Осталось ведь чуть больше месяца!

— Да, подготовка идет вовсю, студенты волнуются, все погружены в работу. В этом году мы проводим этот конкурс в пятнадцатый раз и сделали ребрендинг – например, вернули конкурсу его названия. Раньше он проходил под именем «Русский силуэт», а теперь мы дали ему историческое название, под которым прошел первый конкурс 15 лет назад - «Формула моды». Мы добавили к этому сочетание «Восток – Запад». Мне кажется, это добавляет ему широты и глобальности!

— Скажите, вы следите за тем, что делают ваши студенты?

— За всеми студентами я уследить не могу. Своих консультирую, работаю с ними, как и другие преподаватели со своими. Создание коллекции – это не только творчество, но и учебный процесс. Перед самим конкурсом проведем отборочный тур – вот во время него и посмотрим, что все они сделали. Студенты сейчас так заняты, что мы не беспокоим их по другим поводам и даже на конкурс «Подиум» в Ростове мы едем с двумя готовыми коллекциями от наших старшекурсников.

От вольного художника до заведующей кафедрой

— Расскажите, как лично для вас все начиналось? Как вы пришли в мир дизайна костюма?

— Случайно! Абсолютно случайно. Я закончила художественное училище, вышла замуж, родила ребенка… А потом, когда мне было 25 лет, в Омске решили открыть технологический институт. Моя мама услышала рекламу и рассказала мне, она была убеждена, что мне нужно получить высшее образование. Я пошла в институт, спросила, будут ли там заниматься гобеленом. «Всем будем заниматься!» - ответили мне там, потому что сами еще не знали, что будут делать в новом институте. Так я там и осталась.

— И решение оказалось судьбоносным не только для вас, но и для института!

— В общем-то, мой конек, мое любимое дело – это преподавательская работа. За столько лет я начала понимать, что такое костюм, как его делать, как он рождается…

— Когда вы пришли учиться в институт, вы совсем не планировали этим заниматься?

— Нет, совсем не планировала! Я по натуре художник. Даже то, что осталась преподавать в институте… Я думала, что все равно буду свободным художником, буду заниматься гобеленами. Я выставлялась, была членом молодежных объединений. И гобелен – это была моя любовь. Сейчас только в силу обстоятельств я этим не занимаюсь, это пожизненное мое хобби. Но как-то втянулась и в костюмы, и в преподавание. Страшно мне было 25 лет назад, когда меня озадачили тем, что надо быть заведующей кафедрой. Я вольная птица, а от зав кафедрой много зависит – и какая кафедра, и какие студенты… Но оказалось, что все это мое!

— Получается, череда случайностей привела вас на место, которое вы сейчас занимаете!

Мода и стиль

— Есть у вас любимые какие-то дизайнеры, стили, которые особенно вдохновляют?

— Понимаете, преподавательская работа предполагает знание многих школ… Бельгийскую очень хорошо знаю и люблю, японскую, английские дизайнеры мне очень нравятся. Но мы, преподаватели, не имеем права навязывать свой вкус! Мы должны пестовать те предпочтения, которые имеют наши студенты. Направлять их, но не указывать. Если мы будем навязывать свои вкусовые предпочтения, все студенты будут однобокие, а они все разные!

— Но все-таки, значит, бельгийская и японская школы ваши любимые?

— Да, я очень люблю японских дизайнеров… Бельгийцы работают тоже интересно, мне по душе!

— Восток, мне кажется, вообще стал все больше места занимать в современной моде. Интерес к нему, к этнике растет…

— Знаете, мы попали в очень благоприятное время, когда произошла небольшая революция в моделировании. Когда философия Востока пришла в костюм. Костюм теперь воспринимается не просто как удобная оболочка, а как состояние души, образ. Восток – это больше, чем просто одежда. Этот переход, наверное, будет усиливаться. Находясь в беге, в быстром ритме мы чаще всего накидываем на себя какую-то одежду, не задумываясь о стиле. Но в конечном итоге костюм – это философия. Даже банальное «по одежке встречают» все равно остается. Хотя, знаете, есть разные мнения. Кто-то говорит, что будет в будущем универсализация, не зря появилась одежда «унисекс». А мне бы хотелось, чтобы наступила эра нового костюма. Эпоха раскрепощения, чтобы человек не ленился раскрывать себя через свой образ. Чаще всего мы все-таки ленимся.

— Лично мне кажется, что в нашей стране такое внимание образу начали уделять только недавно. Взять хотя бы рассказы моей мамы о том, что в магазинах и купить нечего было особенно. Но зато тогда много шили…

— Зато у нас свой менталитет! Россияне всегда трепетно относились к своему образу, ведь никогда уважающая себя русская женщина не придет на работу без макияжа. А вот посмотрите в других странах! В Италии, например, я видела море женщин, которые не прикасались к себе. Не в том смысле, что они не ухоженные! Они очень ухоженные. Но они явно разделяют будни и праздники, вечер и день. Может, они экономят свои силы… У нас совсем другой менталитет, для нас одежда - это фетиш. Но дело в том, что не хватает знаний! Нужно формировать себя, заниматься этим так же, как занимаются, например, своим здоровьем.

— Сейчас, кстати, начали постепенно пропагандировать такие вещи, как стиль, на телевидении. Взять хотя бы многочисленные передачи в духе «Снимите это немедленно!» или «Модный приговор».

— Да, сейчас легче. Больше информации, можно подключиться к фэшн-каналам, поговорить со специалистами. Но, с другой стороны, есть свои перекосы. Иногда люди, как говорит историк моды Васильев, одеваются «богато элегантно».

— Так приятно, кстати, что Александр Васильев, такой признанный авторитет в мире моды, хорошо отзывается об омской школе! И приятно, что он был в нашем городе. В этом году не сможет приехать?

— Кто знает, как сложится, потому что до последнего еще неизвестно его расписание. Он сейчас очень загружен! Нам посчастливилось: он был у нас три раза и три раза читал лекции. Наши студенты имели счастье его видеть.

Сибирский дизайн на европейских подиумах

— Интересно, как реагируют иностранцы на омскую школу дизайна?

— Очень хорошо! Но понимаете, две, три коллекции вывезти – это еще ничего не значит, это еще не показатель школы. Вот в 2006 году у нас очень удачно получилось, мы поехали на конкурс «Ассамблея моды» и повезли чуть ли не десять коллекций. Там помимо индивидуальных побед был диплом за «Лучшую школу дизайна» - его вручили нам. В конкурсе, кстати, участвовало 26 учебных заведений, в том числе из Эстонии, Украины, даже Канады. В жюри были французы, бельгийцы… Я помню, как преподаватель из Бельгии бежал за мной и говорил, что он никогда не видел таких коллекций! Был в полном восторге.

— Наверное, еще удивляются тому, что вы приехали именно из Сибири, где медведи по улицам ходят?

— Не знаю! Я не знаю, удивляются ли они, и даже знают ли они, что такое Сибирь! Когда мы были в Копенгагене, мы на них такое хорошее впечатление произвели… Они сказали: «Вы наши! Вы так же думаете, так же работаете!». Мне кажется, они не очень хорошо представляют, что такое Сибирь. В Европе ведь нет понятия глубинки, периферии, там почти каждый город чем-то значим, всё рядом. Не то, что у нас! Одно время наша омская школа дизайна вообще была под угрозой. Собирались закрыть нас и сосредоточить все школы дизайна в Москве и Петербурге. Московские специалисты говорили: «Какая мода? Какой может быть дизайн, это же Омск! Надо закрыть эту специальность!». Я очень обиделась, очень! Поделилась с кафедрой… Мы сжали зубы и доказали!

— Теперь нет таких разговоров в Москве?

— Теперь нет! Теперь они смотрят на наши успехи и удивляются!

— Кого-то из выпускников можете выделить? Назвать какие-то имена?

— С первого выпуска, к которому и я принадлежу, прошло 25 лет. К сожалению, за все это время у нас не сложилось громких имен… Много талантов, но не широко известных.

— Почему?

— Для этого в первую очередь должна быть хорошая финансовая поддержка! А ее чаще всего нет… Наша любимая Шура Тумашова очень хорошо себя проявила во время «Ледникового периода». Первые два «Ледниковых периода» - это ведь всё ее работа! Я следила за этим проектом и в этом году – сейчас о костюмах никто вообще не говорил, а тогда всё время упоминали, какие интересные костюмы. Также она работает на проектах «Золотой граммофон» и над спектаклями.

— А свои марки все-таки выпускникам удается открывать?

— Некоторым потихоньку удается. Многие девочки у нас работали на Ахмадулину, а теперь начинают открывать свои марки. Я думаю, все еще впереди! Чтобы создавать что-то под своим именем, нужен опыт, нужны собственные наработки, ну и деньги, конечно же. И чаще всего в жизни удачливого дизайнера соединяется масса случайностей! Многие звезды ведь не сразу стали звездами. Эвелина Хромченко, главный редактор L`Officiel в России, тоже была простой девочкой из Уфы, много работала и теперь уже именуется иконой стиля.

— Кстати, вы упомянули L`Officiel… А какие журналы сами любите?

— У меня нет любимых. Мы ведь с ними сотрудничаем по рабочим вопросам. Мне бы хотелось, чтобы это были более информативные, а не только глянцевые журналы. С другой стороны, хорошо, что они есть! Во времена моей молодости у нас было-то всего два журнала, эстонский «Силуэт» и «Мода», по-моему, польский… А сейчас есть все – Интернет, журналы хорошие!

— А вы сами откуда черпаете информацию?

— И специальные телеканалы смотрим, и Интернет посещаем… Но мы ведь не действующие дизайнеры, чтобы очень активно следить за тенденциями. Для нас самое главное – научить, как сделать то или иное. Тренды меняются, уходят и возвращаются, важнее всего – умение работать. Иногда журналисты мне звонят, спрашивают – а что сейчас модно? Это мой самый нелюбимый вопрос! Я не аналитик моды. Я могу, конечно, что-то посоветовать, но для меня более важны педагогические технологии.

— Тем более, сейчас тенденции существуют параллельно, постоянно пересекаются…

— Да, нынешний демократизм моды – известное явление. Иногда даже и нужно немножко меньше знать о том, что делается. Чтобы была свобода.

Гобелен как живопись

— Расскажите о вашем увлечении гобеленом? Вы сказали, что сейчас совсем нет времени им заниматься…

— Да, совсем нет – нужно заниматься воспитанием внучки. Понимаете, чтобы создавать гобелены, нужно такое погружение. Нельзя прибежать на пять минут и сделать. Я иногда по 10-12 часов сидела за гобеленами и не уставала! Для меня гобелен – это живопись в нитках.

— А кто вас учил гобелену?

— Меня никто не учил… Училась сама, по книжкам, по интуиции. Простое полотняное переплетение - это ведь не так сложно.

— В каком возрасте вы сделали первый гобелен?

— Мне было тридцать три года тогда уже, после окончания института.

— Что вас привело к гобелену?

— Во мне много кровей намешано, так что я считаю, что это во мне эстонская кровь заговорила. Эстонцы ведь известны своей любовью к гобелену. А вообще… Просто живописью мне было не слишком интересно заниматься, графикой тоже довольно скучно. Я всегда ставлю перед собой такие более завышенные задачи. Вот и гобелен, который у нас не очень развит, не очень популярен… Я сама все делала – создавала эскизы, красила нити. Иногда удивляешься потом, как получился тот или иной фрагмент. Как-то интуитивно. Мои гобелены похожи на живопись. Будто махнули кисточкой, еще раз махнули… Про меня говорили, что я лучший гобеленщик в городе Омске.

— Какие гобелены вам доводилось делать? Есть самые любимые работы?

— У меня есть много работ, дома и у друзей, но самый любимый гобелен не у меня находится и я его почти никогда не вижу. Он называется «Город» и висит у Сваткова в кабинете. Это пейзаж города Омска. Я слышала, что иностранцы, которые приезжают к нему в кабинет и видят эту работу – восхищаются!

— А планируете вернуться к гобелену?

— Возможно, да. У меня уже несколько лет не было выставок и я не планирую в ближайшее время что-то делать новое, но… Кто знает! Может, я и вернусь к этому периоду своей жизни. Опять же, может, я буду учить кого-то искусству гобелена, если перестану чувствовать себя востребованной как преподаватель на своей кафедре. Но пока мои студенты занимают первые места, и я сама чувствую, что я могу быть полезной.

Анна Атягина

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или