Софья Лобова

«Ломать стереотипы!»

Одна из основателей омского отделения хастл-клуба «Движения», Софья Лобова известна в нашем городе в качестве человека, с которого здесь начался хастл и получили развитие многие другие танцевальные направления. За чашкой чай Софья рассказала Заотдых.ру об открытии нового танцевального клуба A la Cubana, о запуске Омской хастл-лиги и курсов лезгинки в нашем городе.

— Софья, вы закончили математический факультет, но по специальности, кажется, не работали. Что привело вас в танцы?

— С детства я занимаюсь художественной гимнастикой, стала кандидатом в мастера спорта. После девяти лет профессионального спорта ушла из него, занялась бальными танцами.

— Почему именно бальными?

— Подруга занималась, я посмотрела и решила тоже попробовать. Партнера я так и не нашла, на конкурсе с девочкой выступала! За два года постоянных тренировок мы освоили только основные шаги всех видов танцев. За два года!

— Чем привлек хастл?

— Простотой движений и элементов. Я могу взять любого человека и затанцевать с ним прямо сейчас. Это социальный танец, поэтому достаточно, чтобы умел танцевать только один из партнеров.

— И неважно, мужчина это или женщина?

—Абсолютно! Главное, чтобы кто-то умел. Обучить хастлу можно на месте, не нужно, как в бальных танцах, ходить по два года. Нужно просто начать танцевать. Наверняка каждый видел голливудские фильмы, где мужчина и девушка проводят вечер в ресторане, мужчина подает даме руку и приглашает танцевать, они выходят на танцпол и начинают красиво кружиться, в свое удовольствие. Вот это и есть хастл! Не только фильм «Грязные танцы», но и фильм «Бабник» с Эштоном Катчером, и много других!

— Помните первый момент, когда с вами танцевали хастл?

— Я была в ночном клубе и разговорилась со знакомым моей подруги. Рассказала о своей подготовке к соревнованиям по бальным танцам, которая проходила достаточно сложно. Он в ответ спросил меня, слышала ли я о хастле, смотрела ли фильм «Грязные танцы». Я удивленно ответила, что не слышала и не смотрела. Он взял меня за руку и повлек на танцпол. И просто разбил все мои стереотипы о парных танцах! Играла быстрая музыка, я не знала движений, но когда мы начали танцевать, я испытала такое удовольствие от того, как он закружил и завертел меня! Из своего опыта в бальных танцах я знаю, насколько сложно мужчине научиться правильно вести девушку. И когда я вылетела с танцпола, я тут же спросила, где можно научиться этому в Омске.

— И оказалось, что нигде?

— Да, тот молодой человек изучал хастл в Москве. Это сейчас есть возможность ходить на постоянные тренинги по хастлу, из месяца в месяц.

— Благодаря вашему клубу!

— Может быть! Тогда тренинги по хастлу обычно длились несколько дней: тренер прилетал из другого города и проводил интенсивные тренировки и мастер-классы. До сих пор есть города, где хастл представлен именно так.

— Как вы начинали хастл-клуб в Омске?

— Началось все с того, что я захотела научиться танцевать хастл у профессионалов. У меня самой не было и мысли о том, чтобы стать преподавателем. Я нашла одну пару с большим опытом бальных танцев...

— Почему именно их?

— Я решила, что никто лучше не справится с социальным танцем хастл так хорошо, как бальные танцоры с их опытом. Для них эти движения как семечки. При этом они могли свою технику привнести в хастл: этот танец, как губка, впитывает все самое лучшее из разных направлений. Словом, я позвала двух бальных танцоров, которые съездили в сибирский штаб хастл-клуба «Движения» в Красноярск, прошли там обучение и вернулись в Омск. Уже после этого мы сняли в аренду помещение и начали обучать людей.

— И понеслось!

— Практически сразу мы сделали свой первый опен-эйр, сюжет о котором показали на телевидении. Мы собрали пары на площади у Музыкального театра, быстро их обучили, а на следующий день уже был показан ролик об этом событии.

— Вы сама тоже учились у ребят, которые ездили в Красноярск?

— Да! Потом мы начали привозить в Омск тренеров из других городов, в том числе три раза в Омск приезжал Андрей Коньков, единственный в России обладатель Кубка мира по хастлу. Привозили красноярских тренеров и сами постоянно ездим в другие города — обучаться и на турниры.

— У вас до сих пор тесные связи с Красноярском?

— Да, как и с другими соседними городами. Нас объединяет клубность. В Красноярске, Новосибирске, Кемерово и других сибирских городах тоже есть хастл-клубы «Движение», и мы поддерживаем друг друга, ездим друг к другу в гости.

— Как Омск смотрится на фоне других городов?

— Я не люблю сравнивать и не хочу это делать. Единственное, что могу сказать точно: из всех городов Омск на первом месте по соединению пар. Даже в Москве, с таким огромным потоком людей, нет такого количества семей, пар, которые сложились прямо во время занятий. Нашему омскому клубу уже 3,5 года, и в некоторых парах уже появились дети. При помощи хастла создаются крепкие пары! Еще наш клуб объединяет друзей: мы выходим из танцевальных залов, чтобы вместе поиграть в лазертаг или покататься на сноуборде.

— Вы упомянули о турнирах. В каких уже участвовали?

— Мы принимали участие в турнирах в Красноярске, в Барнауле, Новосибирске. Выходили в финалы. Сейчас мы начинаем свой проект под названием Омская хастл-лига. Он отличается от всех тем, что у нас нет жюри, судей.

— Как же тогда происходит оценка?

— Люди сами оценивают друг друга! Потанцевали с человеком, оценили, сменили пару, потанцевали и снова сменили.

— То есть каждый танцует с каждым?

— Да. Затем, например, из десяти пар выбирается семь, затем отсеиваются еще какие-то пары. В финале остаются четыре человека, делятся на пары по жребию и затем все участники, которые уже выбыли, выбирают пару-победителя. Мы прежде проводили в Омске турниры, где были жюри, но плюс нового формата в том, что могут танцевать не только новички и участники клуба, но и тренеры, и организаторы.

— Если хастл — это социальный танец, который может танцевать буквально каждый, что оценивается?

— Существует четыре параметра оценки пары. Первый — музыкальность, то есть насколько пара чувствует ритм, музыка, как расставляет акценты. Второй — это ведение в паре, взаимодействие. Как партнер чувствует партнершу, как партнерша отвечает на инициативу партнера. Третий параметр — разнообразие движений, потому что хастл — это импровизация. Когда к нам приходят начинающие, они изучают базовые элементы, которые лежат в основе любой импровизации. Что бы вы ни станцевали, все подходит, главное, чтобы это соответствовало музыке. И, наконец, последний параметр — общее впечатление от пары.

— Сколько примерно времени нужно, чтобы научиться импровизировать?

— Два-три месяца вполне достаточно, чтобы, например, молодой человек научился красиво танцевать в паре с девушкой.

— Сколько всего уже выпускников в вашем клубе — считаете?

— Мы недавно подводили промежуточные итоги: за 3,5 года у нас было уже более 1300 учеников. Поток очень большой! Каждый приходит со своими целями: кто-то хочет просто красиво научиться танцевать в паре, кто-то приходит познакомиться, а кто-то хочет заниматься спортом, участвовать в соревнованиях.

— Помимо хастла вы начали обучение и другим социальным танцам — бачате, сальсе?

— Мы познакомились с Дианой Адамовой, специалистом по маркетингу и PRжурнала «ТЕЛЕНЕДЕЛЯ». Нашли с ней общий язык, общее увлечение танцами, и недавно, 31 января, мы открыли вместе клуб «A la Cubana», где происходит обучение бачате и сальсе. То есть Арт-студия «Движение» — это общее название, которое сейчас объединяет в себе несколько клубов: хастл-клуб «Движение», латино-клуб «A la Cubana» и клуб сольных направлений Motion Club, куда входит йога, аэробика. В A la Cubana занятия стартовали 3 марта.

— Как родилась идея AlaCubana?

— Мы с Дианой Адамовой организовывали вместе благотворительные опен-эйры в Омской крепости, вечеринки, и вставляли в эти опен-эйры латиноамериканские блоки. А затем решил открыть школу любимых латиноамериканских танцев. Но бачата — это иное, она отличается от хастла.

— Она сложнее?

— Мне кажется, да, но это субъективно. Это разные танцы! Хастл — это флирт и знакомство, а бачата — более контактный танец, более близкий. Его при первом знакомстве, скажем так, не станцуешь. Музыка для бачаты достаточно специфичная, ее ни с чем не спутаешь, но наши ученики умудряются красиво станцевать бачату и под клубную музыку.

— В вашем латино-клубе есть и кубинские преподаватели?

— Да, у нас преподают и омские ребята, и кубинцы. Кубинцев мы нашли в социальной сети, причем мы с Дианой, не согласовывая друг с другом, нашли их одновременно. Это была наша мечта: чтобы этот танец преподавали именно его носители. Мы спросили у кубинцев, где они учились сальсе. Российские танцоры начали бы рассказывать о школах и мастер-классах, а здесь мы услышали такой ответ: «Мы с четырех лет танцуем на улице». Это абсолютно нормально для них!

— Это уже в крови!

— И такую культуру нам хочется создать в Омске: показать, что парные танцы — это нормально. Мужчины танцуют, и танцуют красиво в паре с девушками!

— Кстати, говоря о танцах с четырех лет. Детей не планируете латиноамериканским танцам обучать?

— Пока нет таких курсов, но планируем их открыть, конечно.

— Интересно узнать, кто больше ходит к вам в школу. Наверное, девушки?

— Вы знаете, примерно поровну. Может быть, статистика по девушкам немного превышает, но постепенно рушится стереотип о том, что «настоящие мужики не танцуют». Хотя поначалу было очень, очень сложно объяснять, что это нормально! Я часто бываю заграницей и везде видела хастл, но больше всего я была поражена в Дубаи. Арабская страна, строгий уклад, совсем другие традиции. Но даже там в ночных клубах высокого уровня, Armani Night Club, Cavalli Night Club, я была поражена, увидев, что люди танцуют хастл!

— Вы и в Омске периодически проводите вечеринки, на которых можно попрактиковать изученные танцы?

— Постоянно! Я сама по жизни не люблю учиться чему-то, что потом не применить. Действительно, все пригождается! Даже мои математические знания по профессии, которыми я обычно не пользуюсь. Важно не просто учиться чему-то, чтобы убить время… Время и так нас убьет! Важно учиться новому, радоваться жизни, всему, что нас окружает, и поэтому – почему бы не взять и не попробовать себя в новом русле? Недавно один молодой человек, участвовавший в показательном выступлении по бачате, сказал мне: «Если бы мне десять лет назад сообщили, что я бачату буду танцевать в клубе, я бы ни за что не поверил! Я тогда в подъездах отдыхал…». Это радует!

— А какие-то хобби за пределами танцев у вас есть?

— Я обожаю узнавать что-то новое! Люблю читать, заниматься спортом — танцами для меня это не заканчивается, обязателен бассейн, тренажерный зал. Сейчас хочу освоить хэндмейд, чтобы делать что-то своими руками. Например, в нашем клубе проходит День Святого Валентина, и я уже несколько лет подряд делаю членам клуба валентинки, своими руками.

— 3 марта в клубе la Cubana стартовали занятия. А какие-то дальнейшие планы на его развитие уже есть?

— Конечно! Мы хотим открыть занятия по лезгинке для детей и для взрослых, уже нашелся великолепный и невероятно талантливый преподаватель. Это просто потрясающий, но совсем малоизвестный танец у нас в городе. Еще один повод поменять отношение людей к чему-то. Кроме того, у нас уже распланированы опен-эйры по сальсе и бачате на лето, ведь мы любим проводить массовые мероприятия.

— То есть это будут отдельные опен-эйры по хастлу и латиноамериканским танцам?

— Именно, мы не хотим их смешивать, потому что был очень сильный контраст, когда на фоне хастла включалась сальса, бачата. Поэтому будем делать разные мероприятия и разные клубные вечеринки. Вообще, по поводу клубов, есть очень большое желание остаться в одном клубе и постоянно проводить в нем вечеринки. Я хочу, чтобы было такое место, о котором люди бы знали: они точно могут прийти в пятницу или в субботу вечером и насладиться любимой музыкой, посмотреть на танцы и самим потанцевать. И вход на такие вечеринки должен быть свободным, ведь это открывает двери для большого количества людей. В нашем городе пока все иначе — будем ломать стереотипы и здесь!

Анна Атягина

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или