Кирилл Хариби

«Я не Карабас-Барабас, я остепенился!» 

Ночная жизнь, мотоциклы, татуировки и клубы – таким его видит город. Но Кирилл Хариби рассказал Заотдых.ру о собственном бизнесе, лидерских качествах и планах на жизнь, ненавязчиво отметив: байкеры тоже взрослеют.

 

«Я приехал из Сибири, там медведей нет»

- Когда вы впервые сели за руль байка?

- Девять лет назад.

- И как это случилось?

- Я хотел мотоцикл, купил… и сел.

- Но до этого вы ездили на машине?

- Ну да, мне уже было – сколько? – 20-21 год. Но мотоцикл я хотел давно, меня привлекал такой образ жизни, всякие татуировки и все, что с этим связано. Я видел себя в этом, потому и влился нормально.

 

- Расскажите: как проходят байкерские встречи сейчас?

- В смысле – встречи? Фестивали, тусовки? По-разному. Здесь, в Сибири, их не очень много, а вот на Украине они проходят каждую неделю в нескольких городах. Украина, Белоруссия, Молдавия и центральная часть России – вот там ты действительно каждые выходные решаешь, поехать туда или туда.

- И как часто вам это удается?

- Когда я путешествую по Украине, Белоруссии, Молдавии, тогда и решаю, куда интереснее поехать, потому что параллельно могут идти несколько мероприятий. Дело в том, что Европа мной еще особо не освоена. А если брать в расчет еще и ближнюю Европу, то количество фестивалей значительно увеличивается.

- А почему в Европу не ездите?

- Она мне не интересна, я не вижу в этом для себя никакого удовольствия. Мне интересно общаться с людьми, а у иностранцев другой менталитет, они сами по себе другие. А у меня есть мой клуб, тот, в котором я состою и который очень люблю. Там веселые ребята, и они мне пока не надоели! (Смеется) Поэтому стараюсь ездить с ними. А все потому, что та часть земного шара, по которой я путешествую, мне тоже пока не надоела. Наоборот, я сейчас уже несколько лет – года три-четыре – не ездил по Сибири и действительно по ней скучаю. Хочется съездить в Томск к парням, которых я знаю много лет, в Кемерово, в Новосибирск, в Тюмень и другие города. Меня привлекает доступность общения. А в Европе возникают проблемы с языком. Английский я, конечно, учил, но сейчас подзабыл. Получается, что когда-то знал хорошо, а теперь еле-еле два слова свяжу. И зачем мне напрягаться, пытаться кому-то что-то объяснить? «Я приехал из Сибири, я на мотоцикле, да, на мотоцикле, да, и там нет медведей, нет!» Я знаю эти стандартные вопросы – и зачем оно мне надо? Там мне будет не интересно, а здесь все свои, все друг друга знают, своя компания. В любой город приезжаешь, и 15-20 человек – твои знакомые, в итоге, со всеми пообщался. Поэтому пока так. Европа же представляется мне отдыхом более культурным.

- Если рассматривать разные города, разные страны, - байкерская культура чем-либо различается?

- Все то, что находится на постсоветском пространстве, не различается никак. Я вам даже больше скажу – оно в мире практически никак не различается. Наша субкультура тем и интересна, что, не зная языка, можно объясниться практически с любым байкером на уровне жестов. Благо, я еще немного язык знаю. Но факт в том, что ты можешь без проблем оставить у себя ночевать человека, которого видишь впервые. В Европе это не принято. У них в принципе менталитет отличается. Если у нас приехали родственники, то: «Ой, что вы будете селиться в гостинице, живите у меня, я к друзьям на несколько ночей уеду». А у них такого нет. Даже родственники едут в гостиницу, ведь относительно их заработка это все стоит копейки.

«Хотел быть «показушником»»

- Чем вас привлекла байкерская культура девять лет назад? Все началось с интереса к мотоциклу?

- Интереса к мотоциклу не было. Я понятия не имел, что такое мотоцикл! Но хотел на нем ездить, чтобы быть крутым пацаном, снимать телочек, катать их, потом возить к себе потом, делать с ними что попало. Я хотел мотоцикл не потому, что хотел на нем путешествовать, – я об этом не думал, пока не начал ездить. Мне просто нравилось кататься по городу с девочками, быть крутым и модным. Как это называется? Быть показушником, позером, мажором – как угодно. Вот кем я хотел быть, и я им был, и в большей степени им и остаюсь. Я сделал специальную аэрографию на мотоцикле, чтобы меня все видели, все запоминали. И это никуда не ушло, к этому просто добавилась любовь…не столько к путешествиям – хотя я очень люблю дорогу и люблю управлять мотоциклом, – а сколько к людям, веселью, общению. С телочками, кстати, особо не сложилось. (Смеется)

- Почему свой первый байк вы назвали крокодилом?

- Ну как почему? Я полностью стилизовал его под крокодила, поэтому у меня и прозвище такое. Почему крокодил? Просто я хотел сделать мотоцикл, который бы выделялся, а его горизонтальная форма как раз напоминает какое-то животное. И мне подошел крокодил, тем более что рифмовалось нормально: Кирилл-крокодил. Так звезды сошлись.

- Однако сейчас у вас три байка. Почему?

- Потому что я потолстел. (Смеется) Езжу я не на всех, в основном, на одном. А на крокодила уже года 3 не садился, он стоит в гараже, пылится, вот масло из него вытекло. Нужно съездить посмотреть, что произошло, на станцию отвезти. Я ездил на нем, пока он не стал мне маленьким. Я вырос во всех смыслах, набрал вес, да и на трассе на нем тяжело: он легкий и теперь мне не походит. К тому же, не такой пафосный, как мне хотелось, потому я присмотрел валькирию. Она офигенная внешне – брутальная, крутая! И на трассе как паровоз. А в какой-то момент – и я не очень сопротивлялся этому моменту – купил Gold Wing. Это самый лучший мотоцикл по всем техническим характеристикам.

«Мне нравится все время думать»

- Езда на байке – отдых?

- По городу я езжу мало, и это не отдых, потому что чаще всего использую мотоцикл днем для удобства передвижения. А вечером я катаюсь редко, в городе мне не интересно, да и спать охота. Когда город становится свободным, меня уже тянет в постель. Раньше было весело, можно было с девочками покататься, познакомиться… А сейчас у меня постоянная девушка появилась. Мы с ней катаемся иногда, но она по байкам с ума не сходит.

- Тогда как вы отдыхаете?

- Я играю в Мафию! Мне нравится сидеть где-то с друзьями, общаться. Иногда компьютерные игры расслабляют. Ночные клубы – нет. На сегодняшний день нет такого клуба, который бы отвечал моим желаниям, требованиям. «Ангар», «Атлантида» – слишком масштабные, не камерные, там много народа. А маленькие клубы, наоборот, простецкие, колхозные. Единственный мажорный, модный, пафосный клуб – это «Империя». Но он битком набит, там не сесть, не протолкнуться, нет такой зоны, в которой можно было бы спокойно пообщаться, как это было когда-то в «5 Авеню», но сейчас такого клуба нет. Даже «Малина» в лучшее, пиковое время мне нравилась не особенно. Везде слишком громко, приходится орать, еще и все забито, сесть невозможно. Я люблю кальян. Нравится сидеть в ресторане «Вегас», там спокойно и уютно, ужинать с друзьями и кальян курить – вот это здорово. Иногда хожу в байкерский бар, ведь это бар моего друга. Там соответствующая атмосфера.

- Каковы ваши предпочтения в музыке?

- Когда-то я был диджеем. А на мотоцикле рок слушаю. Классику не особо люблю, может, пока не понимаю, может, такой стереосистемы нет, чтобы классику слушать. Вообще я гибкий, но от попсы подустал. Мне нравится то, что гоняют на Рекорде, нравится рок, альтернатива. Хип-хоп тоже ничего, но не так.

 

- Сами ни на чем не играете?

- На нервах! Я пробовал учиться играть на гитаре, на первом же занятия преподаватель подозвал меня и говорит, что есть такие люди, которым медведь на ухо наступил. И вздохнул, говорит: а с тобой он переспал. У меня совсем все плохо с этим, но чувство ритма есть, поэтому я был диджеем. А все остальное не сложилось.

- Какие игры вам нравятся?

- Два-три раза я играл в encounter. Она для меня не интересна. Есть командные игроки, а я относительно командный игрок. Я привык, что все зависит от меня, я лидер. К тому же там много интеллектуальных моментов, которые я откровенно не вывожу. Нужно сидеть и думать, а мне хочется в «поле», но быть там и там невозможно. Может, кто-то и может! Мне было тяжело: и в поле быть, и думать сидеть.

- Чем привлекла вас Мафия? Как давно играете?

- Играю три года. Мафия – это как раз что-то среднее между тем, когда ты и сидишь думаешь, и в «поле» находишься, условно говоря. Здесь все зависит от тебя. Игра расширяет круг общения, он у меня и так немаленький, с Мафией стал еще больше. К тому же я не могу проводить время, совсем ни о чем не думая. Вот знаете, кто-то лежит на пляже, ничего не делает, кто-то в огороде копается, еще какой-нибудь ерундой занимается, а мне нравится непрекращающаяся мозговая деятельность. Отдых – это же не обязательно ничего не делать. Переключение деятельности – тоже отдых. Играя в Мафию, можно выплеснуть какие-то эмоции, для меня важен соревновательный момент за короткий промежуток времени. В казино я никогда не играл, а вот азартная Мафия мне нравится. Здесь и психология, и интеллект, и какая-то артистичность, театральность – словом, много привлекательных моментов. Играя в Мафию, можно и посмеяться, и отдохнуть, и подурачиться, и даже серьезно поиграть, - получается, очень объемная и гибкая игра по своему наполнению.

 

«Не ношу галстуки»

 - Кирилл, вы уже год не работаете в Россювелирторге. Почему?

- У меня свое маркетинговое агентство. Я не могу сказать, что торговля – это стопроцентно мое. Торговля – это средство для жизни. Но я видел себя в этом. Во-первых, мне нравится интеллектуально развиваться, во-вторых, мне нравится что-то создавать, причем создавать именно интеллектом. Маркетинг – это именно то, что нужно. В Россювелирторге я проработал 10 лет, у меня большой опыт в розничной торговле, 8 лет я занимался рекламой, из них последние 5 лет – маркетингом осознанно.

- Как вам удается совмещать два совершенно разных образа жизни: кожаный жилет байкера и официальный костюм директора?

- А что вы удивляетесь? Люди же ходят на тренировку в спортивном костюме, а после обеда надевают костюм официальный и идут на работу. Здесь то же самое.

 

- Но дело не только в одежде. В самом образе жизни.

- Как человек, я не сильно отличаюсь на работе и вне работы. Я открытый, общительный, веселый, где надо – серьезный, где надо – дурачусь. Я не чопорный и не понимаю, что сложного в совмещении. Это абсолютно легко! Если бы я был разный, допустим, вечером заводила, весельчак, а утром весь такой из себя сижу в галстуке – а галстуки я не ношу – на совещании в Госдуме… Хотя и в Госдуме, и в городской Думе я знаю людей, у которых есть татуировки, которые ходят в ночные клубы, ездят на мотоциклах. Но они сами по себе более спокойные. Как по мне, какой человек в жизни, такой он везде: и на работе, и на мотоцикле. Если человек абсолютно спокойный, скрытный, то он и работает где-нибудь…в ГАИ. И на мотоцикле он тихоня, во всяком случае, пока не выедет из города.

- А откуда такая нелюбовь к галстукам?

- Я считаю этот аксессуар устаревшим, хотя он и подчеркивает определенный статус. Я как Жириновский – не люблю, когда давит шею, чувствуешь себя будто в ошейнике. Да и совсем официоз – это не мое, поэтому вы никогда не видели меня в галстук. Я не был таким уж официальным человеком.

«Я – лидер»

- Кирилл, какую черту своего характера вы считаете самой ценной и любите в себе больше всего?

- Лидерские качества. Или это не черта характера? Я не могу быть вторым, и я в себе это люблю, всячески тянусь к первенству. Мне нравится моя коммуникабельность, я могу найти подход к любому человеку, даже если он мне не приятен. Люблю в себе прямолинейность: если что-то не нравится – скажу это в лицо, или хотя бы намекну. А бывает и наоборот: человек ошибается, поступает плохо, но мне все равно хочется пойти ему навстречу. Потому, что он сам по себе мне симпатичен. Вообще я очень добрый человек! А многие думают, что я Карабас-Барабас с бородой. Это не так.

- Как вы видите свое будущее?

- Блестяще вижу, вот же оно (Смеется). В ближайших планах развитие своего маркетингового агентства и учеба. А в будущем хочу все же видеть себя человеком семейным… наверное, я нагулялся, остепенился, если можно так сказать.

 

- Кирилл, что означают ваши татуировки и когда они сделаны?

- Первую я сделал лет семь назад. Многие меня часто спрашивают: а вот ты не жалеешь, что сделал? Нет. Я вообще никогда ни о чем не жалею, это тоже моя хорошая черта. На днях посмотрел на свои руки, подумал: здорово, что все-таки сделал! Здесь у меня бабочка, означает легкость, вот лотос, не помню, что значит, крокодил – это фирменное, Кирилл-крокодил, тут медведь – символизирует силу. Да и много еще всего…особо значения я не придавал, когда делал татуировки. Просто захотелось, красиво же. Может быть, скоро вообще стану черным. Шутка. На самом деле, нужно их все закончить – они до сих пор недоделанные.

 

Ольга Артемьева

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или