Даниил Крамер

 «Мы умеем то, чего не умеют политики»

Несколько лет назад известный русский пианист и джазмен, народный артист России Даниил Крамер заключил с Омской филармонией договор о создании концертно-гастрольного абонемента «Джазовая музыка в академических залах». Это означает, что маэстро становится гостем нашей сцены 3 раза в год и привозит с собой исполнителей, не известных омской публике. Абонементный цикл «Lady in Jazz, или В джазе только девушки» познакомил омичей с тремя обворожительными джазовыми певицами: юной Полиной Зизак, Анной Бутурлиной и – в минувший вторник – Арминэ Саркисян.

Арминэ Саркисян – солистка Государственного камерного оркестра джазовой музыки им. Олега Лундстрема. Вокальный диапазон и репертуар певицы необычайно многообразны: Арминэ подвластны не только мировые джазовые стандарты, но и русские романсы, хиты французского шансона, зажигательные латиноамериканские ритмы. Поэтому Даниил Крамер заключительный концерт абонементного сезона называет «гурманским»: «Он не совсем джазовый, иногда совсем не джазовый. Я привез гурманскую программу. Арминэ – неоднородная певица, но при этом все, что она делает, делает профессионально. Это меня в ней и привлекло».

 

Еще один творческий проект – «Крамер Jazz Festival» - Даниил Борисович представит в нашем городе 7 и 8-го июня. Концерт включает в себя 4 программы с участием международных джазовых лидеров: это знаменитый дуэт «Bril Brothers», саксофонист Антон Румянцев с фееричной программой «Nirvana в джазе», сербский ансамбль под названием «Eyot», что означает «маленький одинокий остров посреди большого озера», и Александра Шерлинг, дочь знаменитого режиссера-постановщика Юрия Шерлинга, с программой «Хиты 80-х».

«В каком-то смысле Омск – это город, для которого я открыл высокий уровень джаза. Омичи откликнулись на это с большой горячностью. Вы хорошо ходите на концерты, играть для вас – одно удовольствие. Я показал планку, и омская публика начинает воспринимать ее как должное. Это означает, что она уже не захочет иметь планку ниже. А это – одна из вещей, ради которых я работаю. Ведь планка настоящего искусства должна быть высокой», - убежден Даниил Крамер.

За полчаса до выхода на сцену с заключительным концертом цикла «Lady in Jazz, или В джазе только девушки» Даниил Крамер и Арминэ Саркисян ответили на несколько вопросов Заотдых.

 

— Даниил Борисович, вы заведуете эстрадно-джазовой кафедрой в Институте Современного Искусства в Москве, преподаете у молодого поколения. Как обстоят дела с юными дарованиями?

— То, что я вижу, меня откровенно радует. Молодые московские джазовые исполнители по многим параметрам превосходит мое поколение. Я думаю, это нормальный процесс, ведь и мое поколение в свое время опережало предыдущее. Конечно, осознавать это немного грустно. Скажем, молодые московские пианисты, такие, как Владимир Нестеренко, Яков Окунь – это профессионалы с европейским уровнем джаза, способные конкурировать с любыми музыкантами или составить достойную компанию звезде любого уровня. Никаких проблем! Энциклопедичность их образования, уровень современного владения джазом не могут не радовать. Я смотрю на это с удовольствием. Так обстоят дела не только в столице. Например, Сергей Корчагин (контрабас), который участвует в нашем с Арминэ концерте, родился в Магнитогорске, учился в Челябинске, уехал в Москву. Вот оно, поколение!

С чем связан этот бурный прогресс в образовании?

— Растет планка. В связи с тем, что в нашу страну стали приезжать суперзвезды, эта планка сильно повысилась, что моментально отразилось на уровне. Какую планку ставите, такой получаете уровень. Ребята имеют возможность слушать других исполнителей. А я рос в информационном вакууме.

Вопрос и к Даниилу Борисовичу, и к Арминэ: сколько времени нужно, чтобы сработаться дуэтом?

Д. К. — Да нисколько.

А. С. — Абсолютно.

Д. К. — Если работают два профессионала.

А. С. — Могу я приоткрыть секрет? Всем известные записи на канале «Культура» делались нашим дуэтом за 10 минут до выхода в эфир. На самом деле, тогда я была шокирована. Даниил приехал, кажется, из Китая, всю ночь не спал, был уставшим. Все, что вы видели на «Культуре», делалось за несколько минут. Но с огромным удовольствием!

Д. К. — Я когда-то слегка издевательски заметил, что джазовые музыканты умеют то, чего не умеют… на словах политики это умеют, а на деле нет. Джазовые музыканты способны, во-первых, внимательно слушать друг друга. Во-вторых, моментально идти на контакт и при этом договариваться сразу, сходу, при вас. Если встречаются два профессионала, которые разговаривают на одном языке, то дополнительного времени на понимание не требуется.

Наверное, такое правило распространяется на все области музыки?

Д.К. — Когда встречаются два профессионала академической музыки, они должны сначала отрепетировать, ведь это выученные тексты, совершенно другая специфика. Интерпретация и импровизация – разные вещи. Когда встречаются два импровизатора и они, как минимум, доброжелательно настроены друг к другу, все происходит мгновенно. Импровизировать совместно без взаимной приязни практически невозможно. У меня не получается. Нужно, чтобы мои чувства были с ней (указывает на Арминэ), а ее со мной.

А. С. — Я считаю, это даже более серьезно, чем то, что происходит в жизни, даже в партнерских отношениях. Это более утонченно, потому что глубина одного человека со всем объемом знаний, наработанным в течение жизни опытом должна быть абсолютно идентичной или гармонично сочетаться с глубиной другого. Есть те, с которыми мне неудобно и некомфортно работать. Так рассуждаем не только мы, а многие исполнители. Все зависит от характера, от большого количества факторов, разных тонких моментов.

Д. К. — И от сиюминутных взаимоотношений. Если человек тебе неприятен и ты выходишь с  ним на сцену, будет провальный концерт. А вот в классике нет.

Насколько импровизационны ваши выступления?

А. С. — Я на сцене с таким человеком, как Даниил Крамер, поэтому каждый концерт индивидуален. Вся прелесть джаза именно в этом. Вам дается основа, а вы уже делаете с ней то, что хотите. Повторение невозможно по определению и особенно – у Даниила.

Д. К. — Я категорический противник одинаковой игры, схоластической канонизации. Даже играя одну и ту же тему из концерта в концерт, я постоянно импровизирую. Я убежден, что музыкант… как чукча: что увидит сейчас, то и должен петь. (смеется) Если бы с нами по гастрольному туру поехал один и тот же зритель, он бы в каждом городе услышал что-то новое. Одинаковые темы, но с разными импровизациями, разными характерами, в разных темпах.

Арминэ, у джазовых исполнительниц есть какая-то отличительная особенность по сравнению с другими певицами?

А. С. — То, что объединяет всех джазовых певиц, так это, я надеюсь, интеллект вместе с музыкальным образованием, которое необходимо. И конечно, любовь к этому жанру.

Д. К. — Все джазовые певицы поют настолько по-разному, настолько неодинаково… Поэтому у меня возникла одна идея: объединить день и ночь. Двух совершенно непохожих друг на друга вокалисток – Анну Бутурлину и Арминэ Саркисян. Когда и как будет реализован этот план, пока не знаю, но мне это интересно.

А. С. — Мы с Анной Бутурлиной выступали вместе уже неоднократно. Недавно в оркестре им. Олега Лундстрема совершенно спонтанно возникла идея спеть вместе. Неожиданно для нас обеих это получилось с блеском. И я думаю: почему бы и нет? В Омск приедем еще раз с большой радостью.

Ольга Артемьева

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или