Роман Семёнов

«Главное для меня – быть на своем месте»

Летопись его жизни – это история о том, как хобби превращается в профессию, мечты воплощаются в реальность, а Limp Bizkit и Placebo приезжают в Омск. Руководитель творческого объединения «Мегаполис Music» Роман Семёнов не только самый успешный организатор концертов в нашем городе, но и большой философ. Своими мыслями о том, что такое культура, где живет настоящая музыка и как Омск будет развиваться дальше, Роман поделился с Заотдыхом.

— Давайте, по традиции, начнем с самого начала. Как родилась идея создания «Мегаполис Music» и как она воплотилась в жизнь?

— Это тот случай, когда хобби обрело форму бизнеса. Западные словечки я не люблю, поэтому называю это словом «дело». В студенческие годы мы организовывали всякие мероприятия, вечеринки, делали фестивали, концерты местного масштаба. Пришла волна русской альтернативы и молодежных рок-групп, достаточно популярных в своей среде и не очень дорогих. Мы попали на эту волну и стали развиваться вместе с группами-дебютантами. Через некоторое время те, кто делал концерты, перестали этим заниматься, - ушла любовь, завяли помидоры, как говорится. А мы нет. К тому моменту я ушел с основной работы и всерьез посвятил себя организаторской деятельности.

Пресс-конференция Кена Хенсли, знаменитого автора главных хитов группы Uriah Heep

 

— С чем была связана основная работа?

Работал супервайзером в сети «Наш магазин». Вообще я окончил Политехнический университет по специальности «Реклама», у меня широкопрофильное образование, соответственно, и работал я в разных местах. И в определенный момент встал вопрос: строить карьеру менеджера, директора магазина или развивать свое дело, чего мне всегда хотелось. Все, что связано с музыкой и творчеством, близко мне с детства, я сам увлекаюсь этим, хорошо разбираюсь в музыкальных направлениях, группах, артистах, играю на нескольких инструментах. Это привело к закономерному решению. Больших денег мой выбор не приносил, было много очевидных трудностей: пока ты не наработал определенный опыт, ты не знаешь, как сэкономить на рекламе, площадке для артиста, и везде переплачиваешь, зарабатываешь намного меньше, чем можешь.

Роман играет на средневековом инструменте, который называется «колёсная лира». После фестиваля «Нашествие», Тверская область, 2012

 

— И убытки поначалу тоже были?

— Были. И даже долги. Как только я ушел в свободное плавание в 2007 году, через год-два наступил экономический кризис. Сборы были незначительными, мероприятия шли плохо, мы с трудом сводили концы с концами. Но мой опыт привил мне такую теорию: когда количество переходит в качество, оно всегда переживает кризис. Ты получаешь возможность перейти в новый статус, но происходит определенная ломка. Своего рода инициация, вроде той, когда у ребенка режутся зубы, - он развивается, но ему очень больно. Так и ты, мобилизуя все силы, спрашиваешь себя: а оно мне надо? а готов ли я? может, я всю жизнь хочу просто организовывать вечеринки? И понимаешь: нет, тебе нужно что-то большее. И дело не в заработке! Вечеринками тоже можно зарабатывать! Все дело в личном развитии. И мы отважились делать большие концерты, но и это решение потом стало тесным.

Рок-вечеринка, 2009 год

Все это происходило на базе «Мегаполиса»?

— Тогда да, а сейчас такого юридического лица уже не существует. Мы закрыли его и работаем как ИП. Но наше агентство запомнилось, и мы решили не менять названия. Поэтому виртуально мы до сих пор «Мегаполис Music».

- А откуда такое название?

— Назвались так по простой причине: слово греческого происхождения, оно одинаково звучит по-русски и по-английски и отражает реалии нашего города. Омск, конечно, не совсем мегаполис… частично выдали желаемое за действительное. А вообще, как мне кажется, это нейтральное название. Не какая-нибудь «Studio Promotion» и не чопорные «Сибирские гастроли», а нечто среднее, такое, образ чего ты можешь представить сам. А потом я понял, что подобной организации вообще не нужен особый имидж. Люди хотят видеть артиста, и им без разницы, кто его привозит. После концерта, конечно, подойдут и скажут: «Молодец, Рома! Вывел город на новый уровень!» Но это не имеет значения: сделай это не я, благодарили бы кого-то другого.

— Вы сказали, что со временем большие концерты тоже стали для вас тесными. А что было дальше?

— Мы продолжили расти, начали делать концерты более крупного масштаба. Это привело к тому, что сейчас мы достигли определенного потолка для нашего города. Как говорят в маркетинге, можно расти по вертикали и по горизонтали. По вертикали мы выросли максимально: привезли проекты, которые с точки зрения финансовых возможностей Омска, социальных условий и культурного уровня, являются предельными. Наверное, не будет преувеличением сказать, что Limp Bizkit и Placebo – это те исполнители, которых, кроме нас, не привез бы сюда никто.

Но разве не было дальнейших планов? А как же 30 Seconds to Mars и Prodigy?

— Это были планы на перспективу. Но перспективы не случилось.

— Сейчас все изменилось?

— Это были гипотетические планы. В случае успеха текущих проектов. Ведь мы постоянно ведем переговоры с мировыми лейблами или с агентами крупнейших артистов. Идет постоянный поток предложений, и мы непрестанно что-то обсуждаем. Как у любого промоутера, достигшего определенного уровня, у меня есть информация обо всех предстоящих турах как отечественных, так и зарубежных артистов. Я всегда знаю, кто куда поедет: знаю, например, про тур Prodigy, который будет в России осенью, или «Марсов», которые будут зимой, про тур Nickelback… Не то чтобы мы их планировали, мы просто имели в виду – как следующую ступень развития в случае благополучного преодоления нынешней. Но я не сторонник безрассудства и никому ничего не доказываю. Привезти можно кого угодно и куда угодно, но зачем? Словом, мы проверяли, где он, потолок этого города? есть ли он? может, есть еще что-то выше? – и поняли, что пока выше ничего нет.

Поездка по старинным городам Золотого кольца России. Город Юрьев Польский. Знаменитый Георгиевский собор

Получается, недавний концерт Placebo не оправдал ожиданий?

— Все началось ещё с Limp Bizkit: этот концерт не стал коммерчески успешным, как мы планировали. По результатам продаж билетов Омск был на последнем месте из всех 16 городов тура. Это дорогостоящий опыт, но мы решили, что это, как называется в социологии, нерепрезентативная выборка. Нам нужна была статистика, а значит, еще один крупный проект. И мы привезли Placebo, концерт которых был немного дешевле, но это незначительно, ведь речь идет о сотнях тысяч долларов. При этом важно, что Placebo - это кардинально другая группа: она не субкультурная, рассчитана на широкого зрителя. Но практика показала, что в Омске очень мала часть активного населения.

— То есть результат тот же, что и с Limp Bizkit?

— Да. С коммерческой точки зрения, проект снова себя не оправдал. Вследствие чего мы автоматически приняли решение, что в Омске заниматься меценатством в таких масштабах мы больше не можем себе позволить.

— С чем связана зрительская пассивность?

— Лично мне кажется, что это связано с оттоком активной части молодежи из города. Посещаемость таких концертов напрямую зависит от инициативной, более-менее интеллигентной, интеллектуальной части населения. Не скажу, конечно, что это профессора, но и не «гопники», которые щелкают семечки в одном из подъездов Московки.

А что насчет финансовой стороны билетов?

— Она не отличается от цены билетов в любом другом городе: от 1500 рублей, а это всего 30-40 долларов.

Но для кого-то и это немало. Взять, к примеру, среднего студента со стипендией, аналогичной стоимости билета.

— Не спорю. Но целевая аудитория – это не только студенты, и даже не столько студенты. Добрая половина – работающие люди в возрасте от 23 до 35 лет.

Речь о концерте Placebo или об аудитории в целом?

— В целом. Конечно, экономика города осложняет процесс. Если у тебя зарплата 10000 рублей, ты десять раз подумаешь, стоит ли идти на концерт. Но дело не только в этом. Мы часто проводим мероприятия в ресторанах, и я вижу, как люди спокойно оставляют там 2000 рублей. Легко! А ресторанов у нас много. И ведь они не закрываются: значит, люди едят и тратят деньги. Получается, есть часть населения, которая явно финансово независима. Значит, вопрос в способах организации досуга. Что лучше: сходить в кабак или на концерт мировой звезды? Важно правильно расставить приоритеты, это и есть индикатор уровня культуры.

— Как вы оцениваете уровень культуры в нашем городе?

— Я считаю, в Омске нет должной культурной среды, и во многом это проблема самого Омска. Мы должны проводить такие мероприятия, которые сами хотим видеть, в которых хотим участвовать, вроде Городского пикника. Но пока Омск сильно отстает от уровня культуры Новосибирска, про Екатеринбург я даже говорить не стану. А в розовых очках ходит только тот, кто за пределы Омска никогда не выезжал. Один мой хороший знакомый Макс Борцов из клуба «Ангар» сказал такую вещь: «Об уровне культуры в городе можно судить по уровню субкультуры». В Омске ее сейчас нет. Но именно из этой среды выходит большое количество творческих и деловых людей, которые делают что-то на высшем уровне... Проведу такую аналогию. Когда ты солишь огурцы в банке, ты же не говоришь им: «Эй, чуваки, засолитесь вот так!» Нееет! Ты просто делаешь рассол, и они засаливаются так, как тебе нужно. В Омске нужно создать этот рассол, эту среду, чтобы его жители были теми, кем должны быть. И мы своими мероприятиями многое делаем для этого. Но, к сожалению, таких инициативных личностей – единицы. А  многие, не найдя здесь возможности реализоваться, просто уезжают.

Вас не останавливает то, что рассол по большей части состоит из западных ингредиентов?

— Я не спорю: во многом западная культура в чистом виде нам чужда. Сейчас активно пропагандируется тема патриотизма советского образца. Процветающая Россия – загнивающий Запад, и все в этом духе. Можно сколько угодно долго критиковать западную музыку, но какую альтернативу нам может предложить сейчас наша эстрада? Разные психически нездоровые активисты в Новосибирске борются с «безбожником» Мэрилином Мэнсоном, но не чувствуете ли вы чудовищного лицемерия, когда никого при этом не шокирует наша «родная» православная группа «Бутырка»? Кто реально опасней для морального облика подрастающего поколения? На российской сцене все по инерции со времен Советского Союза: есть официальная эстрада и контркультура типа Виктора Цоя в подвале питерского рок-клуба. Негласно у нас до сих пор есть эти ярлыки: то, что угодно, и то, что не угодно. И то, что угодно, очень часто расходится с реальными интересами людей.

C Михаилом Задорновым и издателем Александром Немчаниновым на экскурсии по Омской области

Что, по-вашему, официально «угодно»?

— В разных Голубых огоньках показывают одни и те же лица, от которых всех уже тошнит: Басковы, Витасы, Сердючки, но при этом вы никогда не увидите в «Голубом огоньке» Шевчука, Чижа или, к примеру, Lumen.  В итоге Витас собирает полтысячный зал даже при непрерывной ротации на центральных каналах, а группа «Чайф» - целый Олимпийский на юбилей, вообще без ротаций. А если по-честному, что было бы тогда? На данный момент знакомство с зарубежными исполнителями – это возможность интегрировать Омск в мировую культуру. Не обязательно любить Limp Bizkit и читать их тексты на литературных вечерах, конечно, там нет вершин интеллекта, важно увидеть подачу, уровень шоу и понять: ты ничем не хуже, чем человек в Америке. И дальше делай с этим все, что хочешь, хоть открывай свой Limp Bizkit на стихи Есенина. Омск – миллионный город, который должен быть включен в единый процесс культурного обмена. Должны быть субкультурные и культурные ориентиры, тогда будут перспективы и шансы вырасти, тогда мы сможем сформировать интеллигенцию в стране и в городе.

Но к отечественным исполнителям вы все равно относитесь скептически?

— Отчего же? Я люблю многих отечественных исполнителей, например, группу «Чайф» - это искренние ребята из Екатеринбурга, люди с колоссальной самоотдачей. Это то, что я хотел бы слышать чаще. Я даже не против «Сплина» - это не самый худший вариант. Хорошо отношусь к качественной поп-музыке в России, но ее у нас немного. Например, певица Ёлка. Эти исполнители работают вживую, у них качественные аранжировки, а не три аккорда на синтезаторе. Получается законченный продукт, который можно слушать без тошноты. Это – музыка, а не пародия на нее. Тут уместно использовать цитату Ронни Джеймса Дио, который сказал: «За песни, исполняемые под фонограмму, нужно платить ксерокопиями денег». Зрителя нужно уважать. Если ты работаешь иначе, это соответствующе тебя характеризует. Я считаю так: если ты делаешь что-то, делай это наилучшим образом. А у людей сейчас неправильная мотивация. О чем они мечтают? Прославиться, заработать все деньги в мире, купить большую машину, круче, чем у соседа. А мне кажется, что самое главное в жизни для любого человека –  это быть на своем месте, как пазл, попасть туда, где ты должен быть, и тогда ты будешь абсолютно счастлив.

А вы на своем месте?

— На данный момент – да. Я выкладываюсь на 100 процентов. Не люблю хвастаться, но, если быть откровенным, то многое из того, что мы делаем мы, не сделал бы в Омске никто. Хотя я всегда критичен к себе. Никогда нельзя успокаиваться, говорить: теперь мы все сделали, наша цель достигнута… Поэтому я на своем месте, но место это постоянно расширяю.

Значит, есть планы развития на перспективу? У вас или у города?

— Мы, конечно, будем развиваться в других городах, это неизбежно. Но пока я не собираюсь уезжать отсюда! А что касается Омска, то мы достигли определенного потолка, но ведь есть еще стены, окна… Теперь я объективно вижу тот уровень, к которому город готов или не готов. Значит, будем делать немного другие концерты. Я уже говорил в одном из интервью: если концерт Placebo пройдет неудовлетворительно для нас, то подобного рода проект станет последним. Пока что так все и есть.

Звучит удручающе. Будто приговор подписали…

— Тяжело вытягивать такие крупные мероприятия. Например, в Екатеринбурге концерт Мирель Матье проходил при поддержке администрации города. Мы, конечно, патриоты, но формированием культурной, социальной и любой другой среды должны заниматься соответствующие министерства и ведомства. Это должно быть нужно власти, чтобы воспитать качественно другое поколение инициативных людей, а не жуликов и воров. В общем, пока смелые планы следует отложить до лучших времен. Если Омск будет развиваться – а я очень на это надеюсь, ведь я прожил здесь всю свою жизнь – тогда это не окончательный приговор, и что-то может измениться в лучшую сторону. Но на ближайшее время мы приняли решение: дорогих экспериментов нам хватило.

На какие проекты мы можем рассчитывать в ближайшие месяцы?

— Более приемлемые по соотношению цена-качество. Например, концерт группы Three Days Grace в сентябре – это же тоже мегасобытие! Всего на Россию было выделено 5 дат, и право организовать концерты получили Москва, Петербург, Екатеринбург, Уфа, и… – Омск! Мы выцарапали эту победу у Новосибирска. Кстати, похоже впервые за всю историю мы что-то забрали у Новосибирска. Обычно во всех сферах жизни обделяют именно Омск как второсортный городишко.

Как вам удалось это сделать?

— В этом деле все зависит от репутации. Как известно, зарабатывается она долго, а теряется легко. Если тебя уважают, ты отвечаешь за свои слова и не подводишь людей на протяжении долгого времени, тебе доверяют и соглашаются с тобой работать. В ситуации с Three Days Grace сыграл еще и территориальный момент: из Омска им удобнее поехать в Екатеринбург. Это один из мелких аргументов. Также удачно сложились переговоры, но ключевой момент – это всё же репутация. Когда ты делаешь что-то хорошо, то партнеры, агенты и артисты это ценят, с тобой хотят работать, это лучшая похвала в таком бизнесе, да и в любом другом, наверное, тоже.

В гостях у одного из величайших путешественников современности - Виталия Сундакова

— Роман, и традиционный вопрос: как отдыхает человек, профессиональная деятельность которого постоянно связана с музыкой, шоу и концертами?

— Для некоторых отдых – это бездействие. А я привык думать, что отдых – это смена сферы деятельности. Нужно уметь переключаться, потому что однообразие напрягает. Так, ты можешь делать концерты, а потом заняться чем-то полезным для себя, ведь все должно развивать человека, так или иначе. Я люблю ездить на природу и общаться с ней, это лучший отдых. Ведь природа естественна и самодостаточна, она излучает силы. А человек чаще всего их забирает. Также я занимаюсь изучением традиционной культуры, интересуюсь этнографией и всем, что связано с историей нашего народа, традициями и обычаями. Для меня это – неисчерпаемый источник вдохновения и мудрости.

 

Ольга Артемьева

 

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или