Елена Войнаровская

«Музыка, идущая от сердца»

В «Тот Ещё Бар» выступила с сольным концертом гитаристка, вокалистка и композитор одесской рок-группы «Fleur» Елена Войнаровская. В программе были и песни «Fleur» (в том числе «Мы никогда не умрём» и «Непобедимая армия»), и сольные — динамичные и медленные, минорные и светлые. В день выступления певица дала интервью Заотдыху, рассказав о творчестве, жизни и поклонниках. Участие в разговоре приняла и директор группы Анна Егина.

— Часто ли вы выступаете отдельно от «Fleur» и с чем это вообще связано?

— Не настолько часто, в последнее время это объясняется тем, что у нашей Ольги Пулатовой родился ребёнок и она пока не может ездить на гастроли. Думаю, это ненадолго, и скорее весной уже будут общие с ней концерты.

— Что у вас в планах до конца года? Сочинение новых песен, снова концерты?

— В первую очередь есть некоторые новые песни, на альбом их ещё не хватает, но, думаю, в ближайшие полгода мы накопим материал и сядем в студию, будем работать там.

— В этом году у вас вышла книга рассказов и стихов, насколько для вас это важное событие?

— Там частично есть стихи, в принципе там сочинённое до 2003 года, некоторые тексты песен с 2003 года, маленькие рассказы, в частности детские. Лично для меня это было очень важно. Это, конечно, могло произойти гораздо раньше, но, видимо, не было каких-то сил, стимулов, людей, которые бы всё инициировали. Вот наш директор Аня, например, инициировала, немного уговаривала меня. Но в конце концов я поняла, что проект очень важный. Когда я уже взяла книгу в руки. Отбор некий был, десяток текстов или около того я отсеяла, посчитав слабоватыми, неактуальными.

Анна Егина: Я скажу просто, что слушатели неоднократно спрашивали в соцсетях, когда будет сборник, потому что некоторые стихи уже были в Интернете и люди хотели иметь физический носитель.

Тёплый сибирский приём

— Это ваш первый сибирский тур, какие пока впечатления и что вы знали об Омске перед приездом к нам? Насколько вообще интересно приезжать с концертом туда, где раньше никогда не были?

— Впечатления самые хорошие. Концерты везде проходят с успехом. Люди принимают тепло и приходит их много. Очень часто они говорят такие слова, от которых я понимаю, что мы не зря сюда поехали. Одна девочка сказала «Мы десять лет вас ждали», другая - «Мы восемь лет вас ждали, как хорошо, что вы приехали». Самое яркое впечатление? Какой-то один концерт не хочется выделять, но очень запомнилось, как мы побывали на Байкале. Об Омске я особо ничего не знала, но вообще всегда хорошо и приятно ехать в новые места. Ждёшь чего-то...

— Одесский Cardio wave, к которому вы имеете отношение – что это? Стиль? Общность людей? Целое движение музыкантов?

— Мы сами в общем-то придумали этот термин, наш директор. Почему он решил так назвать - это как бы музыка, идущая от сердца. Искренняя.

— Вашей группе уже 15 лет и при этом у вас довольно узкая аудитория. Это сознательный выбор или не хватило средств на раскрутку, усилий продюсеров?

— Цели расширять не было. Тем более песни у нас в основном не подходят под радиоформат. На радио нас мало брали, просто есть отдельные радиостанции, где мы есть, и всё. Но в основном не проходят песни. Клипов мало... Как-то был момент, одну песню для радио пришлось укорачивать. Потом мы поняли, что это... неприятно. Есть такая песня, длится она шесть минут — вот и должна так длиться. А если для радио не подходит — ну что ж делать.

— Какая она — ваша аудитория? Каким вы видите вашего слушателя?

— Бывают очень разные. Бывают девочки 16-ти лет. А, например, в Иркутске одна девочка пришла с мамой. Им в равной степени нравится. Было очень приятно.

— Но при этом у вас есть и мрачные песни. Не смущает ли их адресация к совсем юной аудитории? Думали об этом?

— Но ведь других песен у нас тоже много. Как правило в концерте мы их чередуем. Думаю, если бы все песни были весёлые и жизнеутверждающие, то они и не возымели бы такого эффекта. Для того чтобы придти к свету, нужно пройти и через мрак. Надеюсь, что люди всё воспринимают правильно. Но раньше мрачных песен было гораздо больше. Сейчас — наоборот, какие-то вещи с нами произошли, но всё равно невозможно совсем отказаться от мрачных песен. Человек должен узнать, как мы побывали в сложной ситуации и прошли через неё.

 

«Стиль значения не имеет»

— Что вообще вдохновляет на написание новых песен?

— Скорее сложно сказать, что не вдохновляет. Любая вещь может вдохновлять: соприкосновение с природой, с интересным человеком, прочитанная книга, фильм. Чужая музыка — тоже.

— Есть у вас какие-то любимые российские или зарубежные рокеры?

— Из российских групп мало кого назову, потому что не очень много музыки слушаю. Но, например, нравится «Сплин», нравится «Оберманекен» (на их песню однажды я сделала кавер), кроме того так сразу не вспомню, но, наверное, много хороших групп. Из зарубежных — «Matador Bastards», «Kerala»... При этом не имеет значения стиль, главное чтобы рифмы были. Вообще я люблю мелодичную музыку. С яркой мелодикой. Может быть, с фолком. Но вообще — разную.

— Вы упомянули про «Оберманекена». А есть ещё какие-то песни, на которые хотели бы сделать кавер?

— Это тоже случайно получилось, просто предложили поучаствовать в трибьюте, и к тому же группа мне нравится. Так удачно совпало. И была возможность сделать кавер на ту песню, которая мне нравится. Поэтому просто было приятно. А так специально делать каверы не очень интересно.

— А на вас делали какой-то кавер, который вам очень нравится? Или не нравится?

— Делали много хороших, но вот одна девушка, Саша Кудинова, перепела «Зафиксировать вечность». Без инструментов, всё сделала голосом. Было очень необычно.

— Расскажите эту историю с названием вашего сайд-проекта MRF, как оно возникло, история ведь всё-таки забавная.

— Да, шуточная история, и я хочу уже от этого названия отказаться. Как это было, я пришла в гости к Оле Пулатовой, на мне была розовая кофточка из пушистой шерсти. Она мне сказала «Ой, мой розовый пушистик», мне послышалось «фашистик». Сокращенно — MRF, мы даже так хотели назвать группу «Fleur». Но потом передумали. И хорошо, наверное. Вышел под этим названием сольный альбом, сейчас не используем, чтобы просто не путать людей большим количеством названий. Есть ещё и проект «Амурики мури», так что их много.

 

Дела фестивальные

— Как вообще возникла ситуация с сайд-проектами, насколько они были нужны?

— Первый проект возник в основном из-за того, что у меня появилось некоторое количество фортепианных песен, которые я не могла сделать в рамках «Fleur». Там я играю на гитаре, а Оля — на фортепиано. Так у нас заведено. Неудобно было бы и в техническом плане. И в человеческом. Поэтому решила сделать запись своих фортепианных песен. А потом там рамки расширились, появились песни, которые, как казалось, для «Fleur» не слишком подходят. А потом вещей набралось на целый альбом.

— Всегда оставались довольны тем, что получилось в сайд-проектах?

— Да, я довольна теми двумя альбомами, которые были сделаны.

— Есть ли какое-то самое необычное место, где вы выступали?

— Наверное, фестивали. «Нашествие», например.

— То есть непривычно выступать на многотысячную толпу?

— Да. Это, наверное, немножко не наше. Нам больше камерные выступления нравятся.

— Есть ли при этом разница в восприятии публики?

— И на фестивалях она принимала хорошо, выбирали для них больше песни динамичные, драйвовые. Просто мне кажется, нет там такого контакта, когда не видно, где заканчивается народ, не различаешь уже лиц вдалеке.

 

«Концерты ничто не заменит»

— Что вам больше по душе — работа в студии, концерты, сочинение песен?

— Раньше, когда у нас были проблемы с записью, без своей студии, без денег на запись, то студия и была самым важным. Появились какие-то песни — нужно их зафиксировать. Сейчас всё стало проще, я могу дома сама записать почти всё, кроме барабанов, так что для меня это как-то само собой разумеющееся. А концерты, общение с людьми — их ничто не заменит.

— А правдиво ли это утверждение, что у вас в Одессе все друг друга знают?

— Вообще отчасти это правда. Город-то на самом деле небольшой. И что касается музыкальной среды, то музыканты друг друга знают. И все, кто связаны творчеством, вращаются в одной тарелке, так сказать. А бывает, где-то в Одессе заедешь в незнакомое место — а столько знакомых людей встречаешь.

— Группа «Легендарные пластилиновые ноги» тоже входит в ваш одесский круг общения?

— Конечно, это вообще наши близкие друзья. Андрей Басов наш старый друг, он пишет совершенно потрясающие песни, это группа, действительно достойная стадионов.

— Как у них сейчас дела?

— В октябре намечается тур на месяц — по Украине, России и Белоруссии. Правда, в России — только в Москве, всё же в других городах их не так хорошо знают.

Анна Егина: Вообще наша ритм-секция в этом туре — это половина «Легендарных пластилиновых ног», так что половина «Ног» в Омск уже доехала (улыбается). Одна нога здесь, другая — там. Такое совмещение вполне возможно, наш барабанщик Алексей Корчевский играет в целом в добром десятке одесских групп.

Кирилл Янчицкий

Фото: Антон Чашин

Фотоотчет

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или