Ploho

«Нас выкладывали на московских и питерских ресурсах, и люди удивлялись — ничего себе, на русском поют»

В «Тот ещё бар» выступила новосибирская группа «Ploho» — с концертом в поддержку альбома «Ренессанс». У команды уже есть в Омске преданные поклонники. Перед концертом Игорь Старшинов (клавишные, драм-машина), Андрей Сморгонский (бас-гитара), Виктор Ужаков (вокал, гитара, музыка, тексты) ответили на вопросы корреспондента сайта Заотдых о раскрутке, русских и английских текстах, проходящем туре и многом другом.

— А почему название группы на латинице? С прицелом на зарубежье?

Виктор: Это делает именем собственным и теряет смысл самого слова на русском языке. Просто звучное короткое запоминающееся название. Прицела на зарубежье нет, дело совершенно не в этом.

Игорь: Кроме того, если по-русски писать, то поисковики будут выдавать в Интернете очень много ненужной информации. А если вводить слово на латинице через хэштэг или просто, то информация в основном про нашу группу.

— Как вы изначально раскручивались?

Игорь: Вначале — явно Интернет.

Виктор: Сарафанное радио очень активно в Интернете работает.

Игорь: Никто особо не раскручивал ничего сначала. Группы как таковой не было целый год. Были записи, но мы не давали концерты.

Виктор: Песни сами себя раскручивали, нашли своего слушателя. В том числе мы загружали песни в сеть «ВКонтакте», на сайт «Ласт ФМ», прочие ресурсы. А потом уже мы поехали выступать.

— Трудно ли в Новосибирске раскрутиться молодым музыкантам, работать там?

Виктор: Сейчас благодаря Интернету, думаю, везде примерно одинаково.

Игорь: Проблема в индивидуальности. И оригинальности. Очень много всего и не только в Новосибирске. И провинциальные города, и столицы заполнены группами, которые похожи друг на друга под копирку. У них нет ни оригинальности, ни каких-то хитов. К ним нет интереса публики. Вот им сложно раскрутиться. Если ты подаёшь оригинальность, какую-то бодрую хорошую энергию, то это тебе на руку. Потому что явно сейчас время большого застоя. И чего-то конкретного нету. Раньше не было Интернета, была официальная эстрада и как бы запрещённый андеграунд, который распространялся на кассетах и бобинах. Шли нелегальные концерты, это привлекало внимание. Сейчас всё свободно, есть компьютеры, программы, можно записываться дома на компьютере. Но проблема в том, чтобы быть оригинальным, современным.

«Зачем ты кому-то нужен в своём городе?»

— Я просто ещё имел в виду, трудно ли найти музыканту хорошую студию, дорогая ли она?

Виктор: Думаю, сейчас в каждом городе, кроме совсем маленьких городов, примерно одинаково. Что студия, что репетиционная точка — просто их нужно найти при условии, что у тебя есть какие-то деньги. Это раньше нужно было найти своего Тропилло, договориться, чтобы придти ночью на запись, перелезть через забор, записаться до утра. Сейчас ты можешь просто придти и записаться, никто тебе не препятствует.

Главное заблуждение — когда ребята пытаются раскрутиться в своём городе. Для начала. А потом планируют ехать дальше. Да зачем ты кому-то нужен в своём городе? Сразу надо ехать дальше, ты уедешь дальше и станешь популярным в своём городе автоматически. Потому что в твоём городе популярен тот, кто популярен и вне твоего города. Раскручивать себя в Новосибирске? Раскручивать что-либо вообще в Новосибирске бессмысленно. Это надо делать по стране. Если ты популярен за пределами своего города, ты едешь в тур и повышаешь свой уровень популярности в своём городе просто в разы. И ты приезжаешь уже не как локальная группа, а как полноформатная приезжая. И не важно, что ты в этом городе живёшь. Мы не придерживаемся политики «ГО», которая никогда не выступала у себя в Омске, но всё же очень редко играем у себя.

«Кино» не осталось в стороне...

— Омск как-то в одном журнале называли цитаделью сибирского панка. Можно ли считать такой цитаделью Новосибирск?

Виктор: Да нет, вряд ли. Омск ей считается по понятным причинам — из-за его знаменитых артистов. Про Новосибирск я бы так не сказал. Конечно, там есть панк-группы, даже группы прежней волны, «Путти», например, до сих пор играет. Но я не думаю, что Новосибирск можно назвать цитаделью какого-то стиля. Сейчас принято считать, что Сибирь в целом — цитадель пост-панка и новой волны. Мы себя к ним и относим. А того панка нет уже.

— Похоже, у вас такой звук групп 80-х годов...

Виктор: Ну да, отталкиваемся от этих групп. Дэвид Боуи, «Sweet» и так далее, группа «Кино» тут тоже не могла остаться в стороне никак.

— Из омских панк-групп кого-то знаете помимо «Гражданской обороны»?

Виктор: Практически нет. «Пик клаксон» вот ещё только...

— А из панка кто ближе - «Гражданская оборона» или так сказать, московская школа - «Наив», «Тараканы!», «Ва-банкъ»?

Виктор: Для меня максимально далека музыка «Тараканов!» и их тусовки. Сколько себя помню, как раз слушал «Гражданскую оборону», все вытекающие из неё проекты. В Новосибирске в 90-е годы было много хороших групп - «Пищевые отходы», «Бомж», те же «Путти»... Тот американизированный панк я не считаю какой-то живой музыкой, он для каких-то скейтеров.

«Берётся гитара, пишутся песни»

— У вас идёт тур, насколько хорошо принимают в разных городах, насколько большой интерес?

Игорь: Мы даже удивлены, потому что изначально были какие-то опасения. Мол, там пойдёт не гладко или тут мало народу придёт. Правильно или неправильно назвать концерты успешными, но было очень приятно. Везде пришёл народ, многие знают наши композиции, тепло принимали. Где-то публики было больше, где-то меньше, но атмосфера везде очень клёвая.

— Вас расстраивает, если зал всё же неполный?

Игорь: Нет, не огорчает. Это бывало, да, но я, например, вспомню странный концерт в Тольятти, когда никто не танцевал, все просто сидели и слушали. Потом нам объяснили, что мы приехали в первый раз и людям просто было интересно послушать, у них не принято напиваться в клубах, буянить, так что была такая домашняя атмосфера, что очень приятно.

— Кто в основном пишет у вас песни, как проходит этот процесс?

Виктор: Обычно происходит: берётся гитара, пишутся песни. Это примерно одинаково у всех. Все очень по-разному рассказывают, но происходит абсолютно одинаково. Нужно написать песню — ты садишься и пишешь. Чем-то ты, возможно, и вдохновился, но я не считаю, что это какое-то чудо.

— Откровение?

Виктор: Откровения как раз максимум. Дело не в том, что мне сказали написать песню на какую-то тему, я сел и родил её через неделю долгих усилий. Нет. И тема приходит сама. Но ярких историй про это... я считаю, если у кого-то они есть, то они выдуманные. И полная чушь. Я не знаю ни одного человека, который бы под каким-то гипнозом, в какой-то коме написал песню, ходил в астрал и так далее. На бумаге пишутся тексты, нужные аккорды и потом уже в студии творится то волшебство, то что группа делает вместе. Это уже да, симбиоз, обмен энергетикой и так далее. А тексты — надо уметь рифмовать, да, конечно. Но я не считаю, что это нечто уникальное.

— А были у вас когда-нибудь попытки писать тексты на английском?

Виктор: Нет, мы наоборот отошли от этого, хотя в предыдущих проектах у каждого что-то такое было. Все группы пятилетней давности пели на английском, а мы наоборот отошли от этого. Когда появилась группа «Ploho», тогда только начали появляться группы с русскоязычными текстами, это считалось особенностью. Нас выкладывали на московских и питерских ресурсах, и люди удивлялись — ничего себе, на русском поют. Это ж надо до такого запустить! И это смешно — когда особенность для русской группы в том, что она поёт на родном языке. Это я говорю о ситуации в России в целом.

Прогулки на сторону

Есть ли в планах выйти за пределы своей нынешней стилистики? Сделать что-то для себя нетипичное?

Виктор: Конечно. У нас всех были проекты и будут проекты, сейчас с Игорем подумываем записать сайд-проект. Думаю, что под маркой «Ploho» вряд ли будет выходить что-то слишком экспериментальное, я на самом деле не вижу в этом никакой нужды. Тот формат, который есть сейчас, можно крутить как хочешь. Но какой-то фундамент должен оставаться прежним. Потому что это в первую очередь неуважительно к публике. Они ходят именно на нынешнюю стилистику, им это нравится, зачем им ковырять в ушах? Можно сделать другую группу, с другим форматом, найти какого-то другого слушателя. Хочешь сделать что-то другое — сделай что-то другое под другим названием. Это как «Лукойл» начнёт колбасу продавать, идиотизм.

— У вас все музыканты — полноправные участники, нет одного лидера, который всеми командует?

Андрей: Да, все равны. Демократично. Сразу к этому пришли.

Кирилл Янчицкий

Фото: Михаил Котовский

Все фото

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или