Борис Гуц

«У меня масса трэшовых историй»

В этом году на кинофестивале «Движение» впервые показали фильм омского режиссёра — правда, сейчас живущего в Москве. Это картина «Арбузные корки», которую снял Борис Гуц. Она не получила призов в какой-либо фестивальной номинации, но была неплохо принята и публикой, и критиками. По жанру «Арбузные корки» — эротическая драма, её герои — современные молодые люди, к тому же она затрагивает и тему общения людей в Интернете. В одной из трёх главных ролей здесь снялся участник группы «Макулатура» Евгений Алёхин.

Фестиваль стал для нас поводом побеседовать с Борисом Гуцем и о его фильме, и о дальнейших планах, и о независимом кино в целом.

— У тебя нет никакого сожаления, что фильм не получил приз в какой-нибудь номинации? В чём тогда плюс от участия в фестивале?

— Сожаления нет, потому что мы заранее понимали, что фестиваль — это очень субъективная штука, да и конкуренция будет неплохая. Она могла быть сильнее или слабее, но участвовало много «тёмных лошадок»… Мы в принципе и не ехали за призами. Ставили цель проверить фильм на зрителях, потому что в Москве собрать столько людей невозможно, такой фокус-группы у нас бы там не получилось, там были фокус-группы максимум по пять человек. А тут сразу пятьсот. Ещё одна задача была охватить прессу — и омскую, и московскую. Пресса у нас хорошая, мы ей очень довольны. Плюс отследили реакцию в соцсетях и получили отзывы от пришедших зрителей. Приз был бы приятным бонусом, если бы мы его получили. Но на Гран-при, например, я не рассчитывал. Могли, думаю, взять приз за лучшую женскую роль. Но жюри выбрало девушек из «Гоголь-центра» в фильме «Городские птички» — ну прекрасно.

Фестиваль — это в первую очередь контакты, тусовка, общение. И мы получили как минимум два очень важных контакта и договорённости, которые помогут нашему фильму, во-первых, выйти на европейские фестивали, во-вторых, организовать его прокат в кинотеатрах. Количество экранов для проката сейчас обсуждается.

— Как вообще ты захотел снять именно такую историю и именно с таким приёмом, когда она повторяется три раза глазами разных героев?

— Толчком к созданию изначально была реальная ситуация 15-летней давности в Омске. Когда я и мои друзья рано утром стали свидетелями того, как спасатели вытаскивали труп из Иртыша у Советского парка. И уже спустя 10−12 лет я начал собирать подслушанные диалоги, записывал их. Была просто история, которая у меня хранилась, у меня их масса, таких немного трэшовых, экстремальных. А диалоги записывались-записывались, и затем я их собрал и оформил под трёх персонажей. Дальше уже дело техники — нужно было взять какую-то сквозную основу, которой стал поиск утопленника. И затем родилась эта форма, я уже не помню как. Это вопрос чисто сценарного мастерства, когда материал ты должен оформить так, чтобы это было интересно и необычно смотреть, как мне кажется. Для меня интересно — это значит, чтобы зритель постоянно получал новые сюжетные повороты, мучился загадками и ждал ответов, получал эти ответы. Тут так и получилось. Если же эту историю рассказывать классическим образом, линейно, то будет достаточно скучно. То есть сидят три героя, говорят, что-то происходит, но… Любой сценарист знает, что всю информацию нельзя выдавать сразу. Её нужно давать дозированно. В любом хорошем фильме так происходит. И, как мне показалось, трёхчастная структура позволяет держать интригу.

«Сниму клипы для «Макулатуры»

— Мат в диалогах ты посчитал необходимой частью? Без него было бы неорганично?

— Я уточню, что мата там нет. Есть нецензурная лексика, вульгаризмы, но нет обсценной лексики, то есть мата. Иначе мы бы не получили прокатное удостоверение. В дипломной работе «Твой брат так умеет», например, у меня была пара матерных слов и ей не дали прокатное удостоверение, требовали, чтобы я их запикал. Я отказался, посчитал это бредом, и поэтому фильм не получил какой-то фестивальной судьбы. Я его выложил в сети «ВКонтакте», его там смотрят и девочки-подростки, и кто угодно.

А грубая лексика в «Корках» осталась, потому что люди в этих подслушанных и записанных диалогах так и говорили. И приглаживать это, причёсывать я не посчитал нужным, потому что иначе, я считаю, теряется энергетика.

— Как ты решил привлечь в фильм Евгения Алёхина из группы «Макулатура»? И как оценишь его актёрскую работу?

— Я очень доволен тем, как он сыграл, вообще мы долго работали со всеми актёрами, я отдельно по две недели репетировал с каждым из них. И Женя изначально знал, чего я от него хочу, изначально понимал, что должно получиться, очень сильно переживал. Но, мне кажется, справился на все сто. И то, как я видел эту роль, мы и сделали. В наш проект он попал по сути случайно, но сделал всё, чтобы сняться в этой роли. Я с ним встретился, пообщался, он мне понравился, но сразу же я его не утвердил. А уже ближе к съёмкам ему позвонил и спросил: «Ты ещё хочешь сниматься?» — «Да, да, конечно». Мы снова встретились, стали репетировать, так всё и получилось. Уже потом я узнал, насколько это талантливый искренний человек, очень хороший писатель, скорее поэт, а не музыкант. Его рэп — это не совсем классический рэп, что-то примерно такое раньше делал Дельфин. И последний альбом «Макулатуры» — тому подтверждение. Я очень доволен нашим сотрудничеством.

Я ещё не снимал клипы для «Макулатуры», но собираюсь это делать. Ещё не точно, но я, наш оператор Саша Тананов и Женя планируем что-то снять летом, но пока это без конкретных идей.

— А для каких-то других исполнителей ещё будешь снимать клипы?

— Может быть, я постоянно слушаю много разной музыки, у меня целое хобби — слушать и искать музыку для будущих фильмов. И всё, что играет в «Арбузных корках» — из этой отдельной папочки на компьютере, которая так и называется — «Музыка для будущих фильмов». Когда я слушаю и мне что-то нравится, я хочу снять клип. Те клипы, которые я снимал — примерно шесть штук, — всё песни, которые мне нравились и я сам решил, что хочу на них снимать.

— Я так понимаю, твои предпочтения в российской музыке — это рэп и рок?

— Не обязательно, у меня очень широкий вкус, просто так получилось. В новом фильме у меня, например, планируется музыка от попсы до классики.

Лиричная история

— Есть ли некие подробности о новом фильме? Уже есть сценарий?

— Да, сценарий готов, его прочитали ряд продюсеров, он одобрен некоторыми студиями. Скажем так, он гуляет по киноиндустрии. Это более коммерческий фильм, драма о любви, можно сказать, мелодрама. Тоже с пометкой «18+», там много диалогов, и она, наверное, менее дерзкая и провокационная, чем «Арбузные корки». Хотя я не ставлю цели написать что-то коммерческое, иначе я бы написал сценарий какого-нибудь тупого боевика или несмешной комедии под Новый год — того, что сейчас очень популярно. Я всегда писал только то, что хочу написать, то, что чувствую, о чём переживаю. И если «Арбузные корки» — это такая поколенческая история о гадости и мерзости нашей жизни, нашей реальности и Интернет-сообщества, то новый фильм — скорее более лиричная история о двух влюблённых. О том, что может получиться из случайного знакомства.

— Каковы твои основные впечатления от фестиваля? Много ли ты на нём посмотрел?

— Посмотрел всю основную программу, конкурсную программу короткометражек… Не получилось посмотреть документалки, но в целом, думаю, 90% фильмов на фестивале я увидел. Плюс привезённые фильмы для внеконкурсных показов. Что касается этих картин, они давно уже есть в Интернете, но для развития кругозора омских кинозрителей показать их на большом экране — очень хороший ход.

Впечатления от фестиваля самые хорошие. Я считаю, что он растёт. Была вообще опасность, что из-за дефицита снимаемых фильмов по причине кризиса, когда стали снимать меньше и авторского, дебютного кино, и даже ширпотреба, четвёртое «Движение» как-то сбавит градус после очень удачного третьего. Но этого не произошло. Возможно, не всю московскую прессу привезли, но это не беда. И, конечно, большой респект от меня как человека, любящего андеграунд и вообще всё свободное и смелое, что организаторы не побоялись пригласить те или иные фильмы. И самое главное — что жюри не побоялось дать Гран-при фильму «Дачники». Это показывает, что люди не боятся принимать свои свободные решения, когда сверху стоит министерство культуры. Которое за такой фильм, возможно, по голове бы не погладило никого.

Так что и организаторы, и жюри поддерживают марку «Движения» как фестиваля смелого и незашоренного. Дебютное кино и должно быть не обязательно скандальным, но очень свободным и смелым, потому что в первом фильме автор готов сказать всё, что он нажил, придумал, он готов экспериментировать. Уже потом, с возрастом и опытом приходят некоторые рамки. Так что надо давать молодым свободу, и всем, кто снимает, я бы порекомендовал в следующем году и далее подавать заявки на фестиваль и не бояться снимать то, что ты думаешь, что ты хочешь говорить.

Кирилл Янчицкий

Автор фото со съёмок фильма — Влад Яковлев

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или