Алёна Устинова

«Больше всего на сцене не люблю врать»

В театре «Студии» Л. Ермолаевой» 20 мая пройдёт бенефис его ведущей актрисы — Алёны Устиновой. Она сыграет главную роль Елены Кручининой в премьерном спектакле этого сезона «Без вины виноватые» по пьесе Островского. Органичная артистка с яркой индивидуальностью, широким диапазоном творческих возможностей, выразительным художественным почерком служит в театре уже более двадцати шести лет. Накануне бенефиса мы пообщались с актрисой о театре, её ролях и творческих принципах.

Бенефис, юбилей — это в любом случае повод подвести какие-то итоги, хотя бы промежуточные. Что-то осмыслить. Какие свои итоги вы можете озвучить? 
Главное: всё было правильно! Хотя часто казалось, что что-то идёт не так. Или что-то я делаю неправильно. Но в конечном итоге… Актёрам очень трудно, у нас зависимая профессия. Дали роль — мы её сыграли, а если не дали, то никакими силами, даже будучи талантливыми, её не получишь, потому что режиссёр решил, что это не твоя роль. Это ко всем актёрам относится, не только ко мне. И никто уже не знает, как бы эта роль у тебя получилась или не получилась. Так что важно умение ждать и никого не обвинять, не злиться, не подсиживать, не плести интриги.
Карьерой своей я довольна, хотя не бывает такого, чтобы человек был полностью доволен. Всё время хочется чего-то большего. Сейчас смотрю на молодых — и вижу, что они допускают те же ошибки, что и я. Больше мечтают, чем занимаются делом. Я жалею, что не готовила свои программы, проекты, словом, сама себя мало продвигала.

Как изначально вы решили стать актрисой? 
Вообще я не собиралась ей становиться. И даже в детском возрасте не мечтала об этом. Я себя видела исключительно учительницей. Видимо, всё-таки заложено было желание, чтобы ты вот стояла и все на тебя смотрели и слушали. После школы уехала в Самару, окончила там институт культуры как дирижёр-хоровик. Работала в Омске в музыкальной школе № 8, всем была довольна. Но как-то не очень складывался круг общения. И однажды, узнав о группе пластики в ДИ имени Малунцева, которую вёл Юрий Шушковский, я туда пришла. Скорее всего, было желание найти какую-то группу единомышленников, хотелось какой-то параллельной жизни помимо музыки. Я пришла в этот театр и, когда открылась Студия Ермолаевой, там и осталась. Как-то цеплялось одно за другое: встретила своего первого мужа, потом, уже работая в театре, получила второе высшее образование в Екатеринбургском театральном институте. К тому же в театре мне сразу предложили работу: и как актрисе, и по специальности — как дирижёру-хоровику. Я до сих пор совмещаю две этих работы. Так что я не потеряла свою первую профессию.

«В роль всегда вкладываешь что-то личное»

В межсезонье в театр пришла новый художественный руководитель Наталья Корлякова. Как у вас с ней сложились профессиональные отношения и насколько вообще по вашему мнению отличается работа с режиссёром-мужчиной и режиссёром-женщиной? 
Надо сразу сказать, что у нас «женский» театр. Это проявляется и в названии, и многом другом. Основатель театра — женщина, директор театра — женщина, режиссер почти всех наших детских спектаклей — тоже женщина и наш новый худрук — женщина. Говорят, что нет мужской и женской режиссуры, есть плохая и хорошая режиссура. Я думаю, что это точно, каких-то принципиальных отличий нет. Когда режиссёр мужчина, актрисам, может быть, хочется больше понравиться. Но это уже не имеет отношения к профессии, а больше к мужскому-женскому. 

А что касается Корляковой, это не была встреча с незнакомым человеком, поскольку раньше она тут уже поставила три спектакля. И уже в первый её приезд у нас были взаимная симпатия и понимание. Когда долго занимаешься профессией, то человека, который говорит на твоём языке, сразу чувствуешь. А Наталия Григорьевна — на 100% мой человек, и когда она появилась в качестве художественного руководителя, я была просто счастлива. Знаете, бывают люди талантливые, умные, профессиональные, но для того чтобы быть лидером, руководителем — этого мало. Ко всему это надо добавлять ещё и человечность, умение справляться в коллективе с какими-то конфликтными ситуациями и в данном случае у Натальи Григорьевны всё это есть. Конфликтные ситуации бывают, потому что всё-таки мы для неё были чужими, она пришла в уже сложившийся коллектив.
В этом сезоне она поставила спектакль по пьесе Островского «Без вины виноватые», где у меня главная роль. Боюсь сглазить, но, по-моему, получился удивительный рассказ о людях театра. Думаю, что и зрители его оценят по достоинству.

А что личного вы вложили там в свою роль Кручининой? Как она вам далась? 
В роль всегда вкладываешь что-то личное. Это же я играю, мои нервы, мои глаза. Роль по умолчанию не может быть не личной. Конкретно здесь героиня ищет своего сына. У меня тоже есть сын, и он у меня один, поэтому говорить со сцены о любви к сыну очень легко. 

Хотя в остальном эта роль для большой трагедийной актрисы, и мне она дается непросто. Я раньше себя подозревала в каком-то неумении, недостаточном таланте, поскольку каждый раз было трудно, в каждой новой роли. Теперь понимаю — это часть профессии: мучиться над ролью! Более того, когда роль уже сделана, в день спектакля страшно переживаешь. А вдруг соврёшь? А вдруг не поймут? Что-то пойдёт не так? Больше всего на сцене не люблю врать.

Как у вас получилось так прекрасно и тонко интерпретировать в этом же спектакле арию Виолетты из «Травиаты», не будучи оперной певицей? 
Для меня самой это загадка. Это ария мирового репертуара, и только достойнейшие исполнительницы за неё берутся. А тут, во-первых, мы с Натальей Григорьевной искали музыкальный материал и обсуждали разные варианты. Остановились на этой арии, поменяли тональность, чтобы мне было удобнее (вообще она написана для более высокого голоса). Итак, стали пробовать, словом, рискнули. Может, так хорошо получилось, потому что к финалу спектакля я уже в нужном эмоциональном состоянии, и это Верди «Травиата», и ария оказалась в нужное время в нужном месте. Хотя по сюжету героиня не поёт. Это режиссёрский замысел.

Встреча на фестивале

Совсем другой ваш спектакль — «Без него». Дуэт с молодой актрисой Валентиной Безверхой. Как вы пришли к этому замыслу и насколько интересно было его воплощать? 
Да, это совсем другое, музыкально-поэтическая композиция, тут всё родилось из случая. Какая-то идея из воздуха. Мы поехали на фестиваль актёрской песни, там был актёрский дуэт со спектаклем «Без неё». А мы вдвоем с партнершей подумали — «Нам сам Бог велел сделать спектакль «Без него». Тут же в голову пришла куча женских песен, я сама собирала и пела песни бардов всю жизнь. Новелла Матвеева, Вера Матвеева, Вероника Долина, Ада Якушева, песни Никитиных на стихи Юнны Мориц. Сразу составила список и поняла, что это готовый спектакль. Оставалось только найти какую-то поэтическую основу. Это было сделано, потом решили, что хорошо бы сделать какой-то видеоряд, я покопалась в Интернете, нашла песочные картинки и поняла, что было бы здорово совместить — стихи, песни и картинки. Позвонили ребятам из студии «Пески времени», они очень обрадовались и сказали, что сами давно хотели что-то такое сделать в театре. Моментально всё срослось. Это то, о чём я жалею — раньше, в молодости, не делала такое.

При этом там у двух героинь нет имён. Почему? 
Да потому что это одна женщина, но в разном возрасте. Я изначально его строила как разговор с самой собой. Одна твоя часть всегда тебя призывает успокоиться, убеждает, что всё хорошо, другая — отчаивается, накручивает, ищет виноватых. Когда мы стали повторять, репетировать, вдруг выяснилось, что это вполне могут быть две разные женщины, которые встретились в поезде или самолёте и разговорились. Пусть каждый зритель прочтет историю по-своему. Может, поэтому не было желания их как-то называть.

Ждёте ли вы на бенефисе каких-то сюрпризов от коллег? 
Больше всего хочется, чтобы зрители, которые на него придут, увидели хорошее зрелище. Я не страдаю от не внимания зрителей. Всю жизнь мне приносили цветы, дарили подарки, у меня нет такого ожидания, что вот наконец-то я получу свою порцию цветов и тортиков. У меня всё это было и есть. Главное, чтобы состоялся праздник. Мы же в первую очередь работаем для зрителей. Мне, правда, очень приятно, что театр посчитал мой юбилей поводом для бенефиса и праздника. Думаю, что это будет интересно, талантливо и весело.

Кирилл Янчицкий

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или