«Мураками»

«Мы склонны к экспериментам»

Новый сингл группы «Мураками» «Незнакомы» дал название целой концертной программе. Группа выступила в Oldman pub 1 февраля. До концерта вокалистка и автор музыки и песен Диляра Вагапова пообщалась с журналистами, ответив прежде всего на вопросы о творчестве.

О концертах

— В прошлый раз вы должны были выступить в Омске с альбомом «Без суеты», но по вине организаторов концерт сорвался. Расскажите, как вас принимала публика в других городах?

— Отлично принимала. В принципе, мы очень любим Сибирь. Единственное, к чему мы никогда не готовы — это к болезням. Морально тогда это было очень проблематично. Потому что пошёл сильный вирус гриппа. Я в Кемерово вышла на сцену с температурой 39 (в глазах прямо темно, вижу — дети, говорю: «Детей подальше от меня»), в Томске у меня было 38, дальше уже пошло по нисходящей… Так что каждый раз едем в Сибирь, готовимся, берём кучу таблеток, по утрам мёд с лимоном натощак, чеснок по вечерам и так далее.

— Говорят же, что сцена лечит. У вас это проявляется?

— Да, конечно. Ведь обычно человек болеет гриппом ну неделю, наверное. А мы встаём на ноги за три дня. У нас так все переболели. За три дня.

— Первый концерт у вас был в Омске в 2013 году в «Ангаре». Какие впечатления остались от него, помните?

— Помню, что этот клуб очень большой, мы вместе с моей подругой, бывшей тогда у нас администратором, пытались понять, что такое вообще Омск. В итоге мы этого так и не ощутили, к сожалению, времени, конечно, не хватило. У нас ещё была акция в том туре, мы писали поклонникам: «Покажите нам в своём городе знаковое место». В Красноярске мы ездили на Столбы, в Кургане — на Нулевой километр, а в Омске нам такое место никто не показал. И было обидно, потому что хотелось посмотреть город. В итоге пока Омск оказался за горизонтом, но мы надеемся, что ещё поближе с ним познакомимся. И посмотрим, что касается людей.

— У вас есть амбиции стать стадионной группой?

— А вы видели нашу группу на «Нашествии», например?

— Не видел, но знаю, что вы там выступали.

— Мы выступали там без проблем и амбиции, конечно, есть. Есть и амбиции выступать в зале, где публика сидит на сиденьях. И спектакли — почему нет? Я окончила Российскую академию театрального искусства и считаю, что творчество в принципе многогранно. Если ты артист только одного жанра, это сейчас никому не интересно. Поэтому я стараюсь творить в разных направлениях, идти к совершенству, пределу которому нет. Это и танцы, и театр, и режиссура, и книги в том числе.

— Получается, один новый сингл «Незнакомы» побудил создать целую новую программу?

— Нет. Просто когда мы приезжаем, каждый раз придумываем что-то новое для себя. Вот в этой программе есть очень старые песни, которые были в первом альбоме, я их написала в 13 лет. И есть абсолютно новые, в том числе «Незнакомы», которая единственная написана на стихи не мои, а Вениамина Борисова. Стараемся, чтобы человек, даже если он незнаком с нашим творчеством, в этой программе отдыхал.

В поиске звука

— Я послушал песню «Незнакомы» — показалось, что в ней уже немного другой звук, нежели в предыдущих. Или я ошибаюсь?

— Ну мы всегда в поиске звука — как я уже говорила, нет предела совершенству. И всегда мы будем его искать, нам это нравится. Если мы вдруг решим: «О да, мы делаем вот так классно, это пик!» — всё, сразу останемся на этом уровне и дальше не сдвинемся. Так что мы склонны и к новациям, и к экспериментам. Мне кажется, даже если посмотреть на наш сайт, то там по истории группы это видно — от выступления на «Новой волне» до участия в шоу «Голос». Почему нет? Это же вызов. Сейчас мы вообще делаем треки с человеком, который совершенно никаким образом не связан с роком. Для него это всё ново, посмотрим, что получится.

— Известно, что в отрочестве вы писали пьесы, сейчас продолжаете это делать?

— Пьесы — нет. Вот 14 февраля у нас будет презентация книги «53 килограмма дерзости», наверное, даже стихотворение оттуда я сегодня прочитаю. У меня такое бывает на концертах. После «Нашествия» директор мне разрешил: «Ладно, давай» (улыбается).

Книжная самоирония

— Была книга «48 килограммов мерзости», сейчас — 53 килограмма, это такая ирония, что кто-то пополнел?

— Конечно, по мне разве не видно?

— То есть вы себя имели в виду?

— Да. В следующий раз, наверное, будет уже 60 килограммов. Но чего? Милости? Наверное.

— А что насчёт вашей книги для детей «Фелиция и страна потерянных вещей»?

— Она лежит дома. Я читаю её дочери. Движения по ней пока не будет. Я пришла к выводу, что она должна прожить определённое время и свою историю, пройти редактуру. Если раньше я торопилась, думала, вот-вот она должна выйти, то теперь понятно, что она не может быть однодневкой. Она должна быть прочитана многими детьми, прежде чем я её выпущу для всех остальных.

Не отказались и от триллера

— Есть примеры того, что ваши песни звучат в фильмах, ожидается ли что-то из этой серии в чьих-то будущих фильмах?

— Уже давно ожидается, в сериале на «Первом канале». Когда — всё зависит от канала. Это песня с альбома «Без суеты».

— Вы их активно киношникам предлагаете, продвигаете?

— Нет, они приходят сами, если им что-то интересно, хотят что-то взять. Без проблем соглашаемся. Мы открыты к творчеству. Как это происходит — приходит режиссёр, говорит: «У нас есть фильм (или сценарий), нужна вот такая песня». Был случай, когда попросили написать песню к сериалу-триллеру на одном канале, но мы почитали сценарий, поняли, что это что-то очень странное, и тем не менее песню для него написали.

— А сценарии для своих клипов вы сама не пишете?

— Ну вот у клипа для песни «Наш страх», который мы вот-вот представим публике, режиссёром была не я, а моя сестра Карина. Там же снялась и младшая моя сестра, они сделали такое трэшевое видео, мне кажется, у нас получилось очень необычно.

— У вас есть пример, когда вы сделали кавер на песню «Аквариума» «Сестра», есть ли планы ещё в направлении каверов?

— Ещё есть на песню Анны Герман «Не спеши». Есть клип, он набрал много просмотров… Но когда много пишешь своих песен, то… каверы нужно делать для чего-то, какого-то проекта. Вот Юрий Каспарян из «Кино», например, если предложит нам: «Давайте, ребята, сделайте версию песен Цоя!». Или для игры какой-то. Вот «Не спеши» — это было для игры. Посмотрите проникновенный клип — там всё ясно, почему мы это сделали.

Там, где корни

— Из Казани ваша группа никуда не переезжает — дело в том, что именно там вам очень комфортно, вы настолько патриоты или что-то ещё?

— Нам так удобно. Комфортный город, мы его любим, нам там нравится, там наши корни. Нам ничто не мешает там творить или работать, даже наоборот — скорее поддерживает. Родные стены всегда лечат?

— Вдохновение легче приходит?

— Вдохновение как раз больше бывает вне дома, когда путешествуешь, встречаешь новых людей, знакомишься, и понимаешь, что об этом можно написать. У меня много в телефоне чего, я туда записываю, что мне приходит в голову. И это, конечно, раздражает окружающих.

В 2011 году я даже переезжала в Питер, но после примерно полутора месяцев поняла, что не смогу там жить. Не выдержала его атмосферу. Там она одна, в Москве другая, в Казани — вообще третья. И менталитет. И наша атмосфера мне очень нравится. Наш директор из Казани, но жил в Москве очень долго. Ему не очень нравится Казань. А мне — наоборот, потому что дома, когда приезжаю, мы собираемся с родственниками, человек 20, болтаем, веселимся — мне очень это нравится, это близко. Так же, как и наши определённые традиции, и татарская культура.

— Как устоялся именно этот ваш состав и можно ли его считать сейчас «золотым»?

— Не знаю, это не мне решать. Это сделает время. И если сейчас у нас басист уже 13-й год, то… даже у него, и у меня были моменты, когда думалось«Всё, ребята, баста, я устал». Никто при этом никого не обвиняет. Единственное, что не прощается — предательство. Если хочешь уйти — предупреди заранее. За месяц как минимум, потому что нам нужно найти замену. Чтобы не срывалась работа. А не так, как было с барабанщиком три года назад — он заявил 3 января, что уходит, а в начале февраля у нас начинался очень серьёзный тур. Найти за такое малое время музыканта было невозможно. Что мы тогда сделали? Слава богу, у нас «играющий тренер» — директор. И он сел за барабаны. Он ведь когда-то играл и у Валерия Сюткина, и немного у Чичериной, это играющий человек, у него большая история. Музыка отвлекает от работы менеджера, и наоборот. Но это заставляет искать внутренние резервы, и если человеку комфортно так… прежде всего он музыкант.

— Любовь — это одна главная тема ваших песен или есть ещё какие-то главные?

— Основная. Мне кажется, для любой девушки это нормально — петь о любви. Чего хочется женщине всегда? Любви. Ей всегда её не хватает. Мне кажется, это логично, что она выходит на сцену и в этом признаётся.

— Но то, что вы играете рок, накладывает на любовную тему отпечаток?

— Ну да, у нас музыка потяжелее, и тексты, и многим они неясны. Часто мне пишут — почему, например, «побережье Невады» или «Мураками». Но, знаете, это часто, мне кажется, зависит от личности. Можно сказать всё тремя словами, а можно сказать так, что все замолчат. Миллионами слов, аллегориями, в которых я вся тону просто. И когда мне наш гитарист Раиль говорит: «Будь проще! Давай, давай там без бергамота» — это, безусловно, вечный наш конфликт. Иногда мои тексты идут даже от мужского лица. Сейчас уже да, с возрастом хочется быть проще, понятнее и доступнее.

Фотоотчёт с концерта «Мураками»

 

Текст: Кирилл Янчицкий

Фото: Егор Шерстобитов

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или