Андрей Рожков

«Сын сломал телевизор, а новый я покупать не стал»

В киноцентре «Вавилон» 15 марта состоялась презентация новой российской комедии «Везучий случай». В главных ролях сыграли бывшие кавээнщики, участники шоу «Уральские пельмени» Вячеслав Мясников, Андрей Рожков, Дмитрий Брекоткин и Юлия Михалкова, а также актёры Алексей Маклаков и Михаил Трухин. Со зрителями и журналистами пообщался один из «пельменей» — Андрей Рожков.

По сюжету пятеро друзей из Екатеринбурга выигрывают в лотерею 43 миллиона рублей, но получить их можно — вот что удивительно — только лично в Москве. Выкрав свои паспорта и попытавшись вырваться из участи подкаблучников, друзья пускаются в московскую авантюру, убежав от жён. Однако те, тоже узнав о выигрыше, их преследуют...

— Как вы ощутили себя в кинороли?

— Мне очень понравилось. Не знаю, будет ли видно через моего героя, насколько большое удовольствие я получил, но в целом мы очень переживали, получится у нас или не получится. Очень долго рылись в сценариях, которые нам предлагали — а их была масса. В последние пять лет нам постоянно предлагали сняться в кино, видимо, рассчитывали на какой-то большой куш (улыбается). И мы очень долго выбирали. Выбрали этот. Немножко совсем ещё над ним поработали и поэтому в титрах ещё указаны как креативные продюсеры. Проблема в том, что до того все пытались написать сценарии под нас, под конкретных людей. А здесь просто написали историю. И в неё мы вставляли просто актёров.

А на площадке была очень хорошая атмосфера, нам очень повезло с актёрским ансамблем. Я всегда считал, что наша лучшая комедийная актриса — это Олеся Железняк. И тут по фильму мне дают её в жёны. Конечно, она меня восхитила своими органичностью и глубиной. Мне очень в этом смысле повезло. Миша Трухин — совершенно гениальный актёр. До того я его недооценивал, но на площадке пообщались — и он показал себя ещё и очень правильным хорошим человеком. Алексей Маклаков, который тоже с нами сыграл — ну он просто физически смешной человек. То, что он делал в кадре — это 5% того, что он делал за кадром. Постоянно нас веселил, развлекал, и мне иногда из-за этого даже сложно было собраться, выйти в кадр и сыграть какой-то эпизод. В общем, я надеюсь, что эта хорошая атмосфера передастся и на экран.

Режиссёр у нас был прекрасный — Роман Самгин, он известен больше в театре, и это его первая работа в кино, но мне кажется, он справился.

— Можно ли сказать, что юмор в фильме в стиле «Уральских пельменей», или там больше от сценариста?

— Я бы сказал, что всё-таки больше от сценариста, потому что такой плотности шуток, как в наших программах, там нет. Это всё-таки кино, оно более плавное, размеренное, построенное на других драматургических ходах. Мы в этом не сильны. Мы работаем в свой короткой форме. Была идея сделать фильм на основе скетчей, но это был бы очередной «Самый лучший фильм». Так что тут мы отдались на откуп профессионалам.

— То есть режиссёр фильма может быть кавээнщиком или пусть лучше кавээнщики будут в кино только актёрами?

— Нет, режиссёр не должен быть кавээнщиком. У нас режиссёр был очень профессиональный, и при этом в театре у него много отличных комедийных постановок. Работалось с ним очень комфортно.

Перебрал 150 заготовок

— А то, что именно Жора Крыжовников стал тут сценаристом, для вас было важно?

— На самом деле нет. Мы пару лет назад даже провели конкурс сценариев, я лично прочитал примерно 150 заготовок, синопсисов полнометражек и около 50 готовых сценариев. И не нашёл ничего, что было мне интересно, представляете? А Жора — мы знаем его и под другим именем, и раньше немного вместе работали, я ему доверяю. Ну и по ходу написания сценария плотно общались, обсуждали, что-то дорабатывали, убирали отдельные вещи, которые кажутся неформатными для нас.

— Новые предложения вам поступают?

— Пока нет. Ждём. Видимо, все режиссёры затаились и тоже ждут — как пройдёт кино? Пройдёт хорошо — наверное, посыплются предложения. Пройдёт плохо — могут тоже посыпаться, но уже с аргументами «давайте мы вас снимем лучше, мы-то знаем ваши возможности».

— По сюжету действие начинается в вашем родном городе Екатеринбурге. В данном случае это собирательный образ российских городов или история именно про него?

— Да, это скорее собирательный образ. Я бы и не назвал его провинцией, Екатеринбург, я считаю, — вторая столица России. Ну ладно, третья. Ну ладно, четвёртая — после Омска (улыбается). Но всё, что происходит за МКАДом — мы понимаем, там люди живут немного по-другому. И вот на разнице ощущений, может быть, и построено много юмора в фильме. Пять друзей приезжают в Москву и ощущают, каково жить в московских реалиях. Кстати, всех пятерых друзей должны были играть «Уральские пельмени». Но двое отказались. Не буду уж говорить, почему, и кто это, но... И так в ролях появились Миша Трухин и Алексей Маклаков.

Побеждает дружба

— Если в «Мастере и Маргарите» Воланд говорит, что москвичей испортил квартирный вопрос, то можно ли сказать, что ваших героев испортил выигрыш в лотерее?

— Да, на какое-то время он их, конечно, сильно испортил.

— А потом?

— Ну тут я уже не буду раскрывать всех тайн, сценарных подробностей, но всё заканчивается хорошо. Побеждают дружба, любовь и семейные ценности.

— Чью жену в картине играет Юлия Михалкова?

— Она вообще играет одинокую женщину, это эпизодическая, но очень яркая роль. Я переживал, как она с ней справится, но она справилась на все 200%. Хорошо, органично смотрелась, просто великолепно.

— Но, может, она хотела более крупную роль?

— Мы сейчас не узнаем этого. Но вполне вероятно, что да. Хотя одной главной героини у нас, допустим, нет. Там ансамбль. Она сыграла именно то, что надо. В этом плане режиссёр попал в точку. Хотя все вокруг не верили, что она может сыграть вот такую одинокую неприкаянную библиотекаршу, которая ищет любви и не находит её. В жизни она не такая, конечно.

— Что можете ответить тем критикам, которые недовольно говорят, что «Уральские пельмени» уже не те, уже не смешно, что, наверное, этот конвейер на СТС их испортил?

— Я им отвечу — да, «Пельмени» уже не те. Они уже другие, мы тоже изменяемся, вот в кино снимались. А ещё лет пять назад мы даже мечтать об этом не могли. У нас появляются актрисы, актёры новые... Мы стараемся, мы пытаемся что-то изменить. Но не всё так просто. И всем не угодишь. Есть постоянные зрители, которые нас очень любят и прощают очень многое, а есть те, кто изначально нас не принимал, и не принимают до сих пор. Но при этом всё равно пересматривают наши шоу и так и гнобят. Ну это, видимо, такая психология у людей. Надо побурчать, поворчать.

— А как считаете, насколько изменился КВН со времени, когда вы сами играли? Сейчас многие его уже не воспринимают...

— КВН вообще постоянно меняется. Кардинально каждый сезон. Я пришёл в КВН в 1993 году, и нам казалось, что такие команды, как «Уральские дворники», ДПИ, ХАИТа — все весёлые, интересные. Потом мы внесли что-то новое, надеюсь. И все так и говорили — «Пельмени» — это новая струя. Потом появился Пятигорск, потом замечательные московские команды, ещё до того — прекрасная сборная Петербурга, Владивосток... Были такие яркие эпизоды в КВН, они и сейчас бывают, ничего не изменилось. Но выделить из тех, что сейчас играют, я не могу. Я не смотрю КВН, средний сын три года назад сломал телевизор, я посчитал, что это какой-то знак, унёс телевизор на помойку и новый покупать не стал.

— Вы ещё в интервью сказали: «Сломал, и хорошо». А почему?

— И прекрасно! У меня старший сын читает книги запоем, средний тоже начал читать, младший, надеюсь, тоже будет. Телевизора не будет дома — что ещё будет делать?

Опыт мульсериала

— А сами тогда вместо телепросмотра что делаете в свободное время?

— У меня нет свободного времени (смех в зале). У меня трое детей — какое свободное время? Ну вообще мы ходим в кино, вот последний раз сходили на «Зверопой», очень понравилось.

— Ещё у вас есть такой проект, как мультсериал «Бумажки». Вы там озвучиваете по сути все роли. Насколько интересно это делать и как вас туда привлекли?

— Его режиссёр Вадим Воля — мой хороший друг, он меня уговорил. Мы там озвучили уже больше 75 серий. Это на самом деле очень тяжёлый труд, одну серию каждый раз озвучиваем примерно полтора-два часа. Начинаем с простейшего голоса — рассказчика, который начинает с того, что говорит: «В одной довольно бумажной местности жили лось по имени Аристотель и дятел по имени Тюк-Тюк...» Далее озвучиваем лося, который такой спокойный, размеренный. И последний, дятел — самый сложный персонаж. Он говорит на надрыве, у меня под конец связки очень устают. Очень интересный опыт, особенно когда в кадре у тебя три персонажа.

И недавно Вадим мне позвонил и сообщил, что наш сериал стал лучшим на анимационном конкурсе в Китае. И поздравил меня. Я удивился, что он и меня поздравляет, раз режиссёр — он, но он объяснил, что сериал там шёл с моим голосом и субтитрами. Так что мой голос прозвучал на Китай.

— Что вы чувствуете, когда перевоплощаетесь в того или иного персонажа?

— Я чувствую, что из меня немного выходит сознание и кто-то в меня вселяется. Главное — вовремя выйти из этого состояния. И вот такой персонаж, как бабушка, стал меня потихоньку побеждать. Не знаю, что с этим делать — начала спина болеть. По утрам. Нижний отдел позвоночника. Я связываю это с бабушкой — у неё же по жизни болит спина, и вот надо что-то делать, провериться в больнице, скорее всего... А персонаж Отелло в этом фильме — он очень энергетически сильный, мне он тяжело дался, даже чисто физически. Такого персонажа очень тяжело воплотить, я бы не взялся играть его в театре.

 

Анфиса Пушкина

Фото: Энжелина Бебешева

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или