Режиссеры Тома Сабо и Элен Жиро

Что вдохновило вас на создание сиквела к фильму “Букашки: Приключения в долине муравьёв”?

Элен Жиро: Когда мы работали над вторым сезоном сериала, у нас возникло желание переместить Букашек на Гваделупу (французская Вест-Индия). В то время это не позволял наш бюджет, но желание не пропало. Когда наш продюсер Филипп Деларю из компании Futurikon попросил нас сделать сиквел к первому полнометражному фильму, мы решили, что время пришло.

Тома Сабо: Писать сиквел очень сложно — зрители хотят снова увидеть то, что им полюбилось в первом фильме, но в то же время получить новый опыт. Сценарий должен также учитывать и новую аудиторию, тех зрителей, которые не видели первый фильм. Путешествие на Гваделупу помогло нам придумать сюжетные повороты и создать новую обстановку, сочинить новый актёрский состав из насекомых и животных, сохранив при этом базовые принципы «Букашек».

ЭЖ: Нам казалось особенно важным сохранить главных персонажей первого фильма — Божью коровку, Муравья и Чёрную паучиху. Мы заметили, что аудитория быстро привязалась к ним, и, мне кажется, люди были бы разочарованы, если бы не встретили их во втором фильме.

 

Перенос мира Букашек на Карибские острова также помог перенять коды из других жанров.

ЭЖ: Первый фильм был вестерном с элементами фэнтези. «Букашки-2» — это приключенческий фильм, он использует полный тематический диапазон приключенческого кино: опасности и восторг открытия, стремление выйти за пределы собственных границ, столкновение с неизвестным и т. п.

ТС: Мы хотели отправить наших персонажей достаточно далеко, чтобы в какой-то момент они погрузились в фантазийную среду, как будто они должны сломать границы собственной реальности.

Это общее место приключенческих сказок: когда мы писали столкновение между насекомыми и волосатыми гусеницами, мы думали о «Сердце тьмы» Джозефа Конрада и столкновении главного героя с затворником Курцем в сердце джунглей.

 

Мир людей более явно присутствует во втором фильме.

ТС: В фильме «Букашки: Приключения в долине муравьёв» мы старались держать людей на самом дальнем плане. В сериале мы видим их либо

сзади, либо только нижнюю часть тела. И самое главное: человеческие персонажи никогда не вступают во взаимодействие с насекомыми. Однако в «Букашках-2» оба мира — и большой, и маленький — больше взаимодействуют друг с другом, что помогает стимулировать наше желание расширить границы собственного мира.

ЛН: Нам удалось изменить правила «Букашек», но остаться в разумных рамках. Например, люди не разговаривают. Они используют только язык тела.

ТС: Актёров мы подбирали исходя из их комедийных способностей. Нам нужны были актёры, которые могут играть в регистре немного кино — это сложнее, чем может казаться.

 

Желание включить людей оказало сильный эффект на режиссуру.

ТС: Сделанный нами выбор, безусловно, повлиял на сценарий и повлёк за собой более сложное движение камеры. Чаще встречается изменение масштаба и перепрыгивания между масштабом людей и масштабом насекомых. Такие переходы в фильме происходят постоянно, потому что два мира должны были быть гармонично связаны. Мы постоянно следили за тем, чтобы сделать мир нашего фильма максимально достоверным.

 

Фильм получился гораздо динамичнее, чем «Букашки: Приключения в долине муравьёв».

ТС: Первый фильм мы снимали на огромные камеры, а значит съёмки были более статичные. Кроме того, «Букашки: Приключения в долине муравьёв» было продолжением сериала, составленного из набора статичных кадров. Мы хотели перенять стиль документальных фильмов о животных, с перспективой скрытой камеры, камеры, которая из зарослей тайно снимает животных. В работе над «Букашками-2» вместе с нашим оператором Домиником Фоссе мы хотели отказаться от этого подхода, но вместе с тем не уходить в тотальное барокко.

 

Между компьютерной анимацией первого фильма и второго чувствуется качественная разница.

ТС : Мы хотели взять наши наработки из первого фильма и отталкиваться от них — это было на всех уровнях, включая компьютерный рендеринг. Решение Futurikon сделать продакшн на сто процентов во Франции способствовало этому качественному скачку. Французская компания взяла на себя этот аспект фильма и оказалась выше всяких ожиданий. Мы с Элен часто были поражены тем, что они нам присылали: сцены шторма были невероятными, кропотливое внимание к деталям и реквизиту было ошеломительным. Они даже добавили графическую пыль на пол летающего корабля. Один из наших любимых кадров — снег, который падает на корабль: каждая цифровая снежинка разная, и, падая на корабль, каждая постепенно тает.

ЭЖ: Команды дизайнеров компьютерной графики достигла тончайшего мастерства. Мы использовали новый движок рендеринга, который позволил нам ещё тоньше отделать материалы и придать прозрачность некоторым насекомым. Конечно, мы не могли быть слишком близкими к реальности, но я довольна найденным балансом.

Это особенно заметно в случае Богомола — его прозрачности мы добились при помощи техники, которая ранее использовалась лишь в двух фильмах: нашем и фильме «Моана» Disney Studios. Другое нововведение — это использование фотограмметрии, когда среда снята с каждого угла и после этого воспроизведена в графике. Результат — тотальный реализм. Например, когда муравьи приходят в продуктовый магазин, камера движется и переходит от деревни в национальном парке Меркантур к среде, на 100% cоставленной в компьютерной графике. И этот переход абсолютно незаметен. Мы всегда стараемся соединить различные техники, будь то для экстерьера, студийных декораций, моделей или графики. Фотограмметрия действительно очень нам в этом помогла.

 

Несмотря на все доступные цифровые технологии, вы всё равно не отказываетесь от компьютерного моделирования.

ЭЖ: Мы с Тома продюсировали фильм практически в одиночку с ограниченными ресурсами. Даже если бы у нас был больший бюджет на наши фильмы, мы в любом случае не хотим потерять ощущение «самодельности», которое было в изначальном сериале. Фильм должен быть улучшенной версией того, что мы делали изначально. Кроме того, я глубоко верю в то, что где-то на подкорке зритель инстинктивно считывает, что на экране имеет реальный физический прототип, а что сгенерировано компьютером. И за это мы тоже любим моделирование.

ТС: Например, внутренность акулы должна была быть воспроизведена по модели, чтобы тщательно отработать прозрачности и получить детали крушения и столкновения воды на заднем фоне. Мы понимаем, то декор недостаточно реалистичный, но это чувство «рукодельности» добавляет юмора, который нам так важен. Нет ничего замечательнее, чем красивая и хорошо снятая модель.

ЭЖ: Даже когда использовался декор, целиком нарисованный в компьютерной графике, мы отрабатывали модели, чтобы добавить патину, добавить тактильное ощущение от малоразмерных моделей. Корабль, например, был смоделирован прежде, чем была сделана графическая версия.

Разнообразие декорации поразительно — от карибского дерева Божьей коровки до подвала Чёрной паучихи, от джунглей до пляжа.

ЭЖ: За несколько недель мы объездили вдоль и поперек острова Гваделупы, чтобы провести съёмки в глухой чаще леса и на нетронутых

пляжах — в местах, которые знают только местные, например у Водопада лангустов. Мы также вернулись на съёмки в Меркантур и аэропорт Ниццы, но кроме того у нас было ещё и много завершенного графического декора — вот ещё почему дизайн-стадия «Букашек-2» заняла больше времени, чем на первом фильме. Понадобилось шесть месяцев интенсивной работы крайне талантливых концепт-художников, чтобы создать визуальную среду, а также новых персонажей.

ТС: У нас также было гораздо больше декораций человеческого масштаба — и это был ещё один новый момент, с которым пришлось столкнуться в работе. Наш продакшн-дизайнер Франк Бенезеш выстроил внутри студии продуктовый магазин и улицу рядом, а также склад, дерево божьей коровки и внутреннее убранство подводной лодки. Студийная работа не только помогла нам полностью проконтролировать художественное наполнение, эти декорации придали фильму оттенок некоторой непривычности — это наша реальность, но слегка изменённая. Вот почему мы захотели сами сделать наш собственный пикап, а не нанять стандартную белую сервисную машину. Прибытие грузовика в аэропорт Ниццы производит интересный графический эффект, будто сталкиваются два мира. Весь мир построен на этом: элементы вписаны в среду, которая им чужда. Эстетические механизмы фильма типичны для приключенческого жанра.

Саундтрек к фильму написал Матьё Ламболи.

ТС: Фильм «Букашки-2» гораздо музыкальнее своего предшественника — и это ещё слабо сказано. Это более часа музыки — много для любого фильма. Сочинение Матьё крайне скрупулёзно и многосложно. Мы часто говорим, что его работа — это «Петя и Волк» Сергея Прокофьева в мире насекомых. Музыка рассказывает историю фильма, а не аккомпанирует ему. Подобным же образом я работал с саунд-командой Кома Жалибера. Мы посвятили пять недель полностью одной только записи саунд-эффектов, крайне важного аспекта фильма. У нас было правило: звуковые эффекты и саундтрек могут быть немного необычными, но никогда не «мультяшными». Они действительно помогли погрузить зрителей в фильм, но также помогли и вдохнуть жизнь в графических персонажей. Музыка была записана во Франции Национальным оркестром Иль-де-Франс (ONDIF), который заметно усилил музыкальный эффект фильма.

Вы также уделили внимание психологии персонажей.

ТС: Оба фильма были также в некоторой степени изучением персонажей, чего совершенно не было в сериале. В сиквеле мы хотели, чтобы наши персонажи удивляли, мы хотели вытащить их за пределы привычного им образа действия.

ЭЛ: Например, мы хотели разработать характер Чёрной паучихи — необычного персонажа, которого мы обожали, но которого ещё не до конца поняли. В «Букашках» она заперта в кукольном домике, поэтому мы хотели

вытащить её оттуда, чтобы она исследовала потенциал своего характера и тайну. Она по-прежнему угрюмый и одинокий персонаж, но здесь мы видим, как она помогает своим коллегам-насекомым. Тем временем Муравей больше не глава группы — теперь он помощник паучихи, и следовательно, страдает. Для нас эти испытания и переживания делают его более трогательным. Мы расширили личное развитие Божьей коровки: в первом фильме маленькая Божья коровка вырастает в подростка. Теперь перед ней стоят вопросы родительства, а в кульминационный момент фильма ей предстоит совершить храбрый выбор.

Развитие характеров было возможно только путём огромной работы с анимацией.

ТС: Мы многое узнали о наших персонажах в первом фильме и смогли развить их поведение, затронув очень тонкие аспекты: блеск глаз, покачивание бедер — в этом нам помог директор по анимации компании Futurikon Тома Монти. Но кроме того, мы должны были сохранять последовательность относительно первого фильма — отказаться от антропоморфизма, использовать очень нейтральные выражения и не использовать чрезмерное количество анимации на персонажах, как это часто бывает в большинстве анимационных фильмов, сделанных в компьютерной графике. Ситуации и режиссура были основными направлениями эмоций. Мы действительно работали используя «эффект Кулешова».

Это ещё и то, что делает фильмы «Букашки» такими кинематографичными.

ТС: Диалоги отсутствуют, а выражения лиц персонажей крайне ограниченны. Нарратив полностью визуальный и опирается на то, что даёт камера — с точки зрения режиссуры это очень амбициозная задача. Ведь часто идеи, которые мы пытаемся выразить, могут быть достаточно сложными. Один из таких примеров — отношения ребёнка и Божьей коровки. Именно по этой причине роль монтажа в фильме была минимальной: если переставить два кадра местами, то теряется смысл. Всё было решено на стадии написания сценария и отрисовки сториборда.

ЭЖ: Мы не могли использовать диалог, чтобы компенсировать огрехи режиссуры. Поэтому мы старались упросить, что сделать крайне сложно. «Букашки» лишены фальши, как минимум в том, что касается режиссёрской работы. И полировки после создания фильма было крайне мало.

ДИКИЕ МЕСТА В НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКАХ

Если миниатюрные герои саги анимированы на компьютере, то декорации в фильме абсолютно настоящие. Гордость создателя «Букашек» — способность транслировать природную красоту этих мест. «Букашки» — это ода природе, воспевание разнообразии флоры и фауны прерий, лесов и рек.

В первом полнометражном фильме режиссёры фильма Тома Сабо и Элен Жиру отправили нас в национальные парки Экрен и Меркантур. Они провели несколько месяцев, исследуя парки, чтобы определить самые атмосферные места: загадочные подлески, волшебные поляны и самые бурные потоки, — чтобы передать эпический, величественный масштаб миниатюрной авантюре.

Во втором фильме история любви с национальными парками Франции продолжается. Создатели «Букашек 2» переносят приключения в тропический климат. Вступая в мир невероятного биоразнообразия Гваделупы (французская Вест-Индия), где происходит действия фильма, они покажут нам райские пляжи, захватывающие дух скалы, опускающиеся в океан, пышные тропические леса и спутанный балдахин лиан. Национальный парк Гваделупы — родина удивительного и уникального разнообразия животных и растений. Все эти природные элементы стали источником вдохновения для художественной команды «Букашек». Часть истории происходит в Национальном парке Меркантур, где и начинаются приключения. Региональный совет Гваделупы и его Бюро кинематографии с распростёртыми объятьями встретили продакшн-команду «Букашек» и помогли съёмочной группе открыть для себя удивительное богатство и магию местных пейзажей. Это положило начало тесному партнёрству, которое повлекло ценное сотрудничество на столь сложных съёмках.

Кроме Национального парка Гваделупы, Организация французских национальных парков и национальный парк Меркантур снова объединились с компанией Futurikon, чтобы обменяться впечатлениями и идеями, вдохновлёнными биоразнообразием. Современное общество почти не создаёт произведений, которые транслировали бы подобные ценности молодым поколениям и развивали бы внимательное отношение к микрофауне вокруг нас. Цель фильма — вдохновить людей помечтать и вдохнуть любовь к природе через мир «Букашек» креативным и весёлым способом.

Стопроцентно французская анимация

«Букашки» — единственный французский фильм за последние годы, который был полностью произведён во Франции. Компания Futurikon привлекла к созданию французскую студию анимации и спецэффектов, студию рендеринга изображений и студию VFX-композиции. Стремясь улучшить качество фильма, продюсерская компания Futurikon приняла решение полностью локализовать продакшн во Франции. В результате новый фильм заметно качественно выигрывает по сравнению с предыдущей работой — звучит многообещающе для третьей, финальной части саги.

 

Музыка

«Букашки» — один из редких французских фильмов за последнее время, который был полностью произведён во Франции, включая музыку. Саундтрек был записан Национальным оркестром Иль-де-Франс (ONIDF) в их собственной новой студии, специализирующейся на записи саундтреков. «Букашкам-2» повезло стать первым фильмом, который воспользовался их потрясающим техническим оснащением.

Фильм «Букашки-2» гораздо музыкальнее своего предшественника — и это ещё слабо сказано. Это более часа музыки — много для любого фильма. Сочинение Матьё Ламболи крайне скрупулёзно и многосложно. Мы часто говорим, что его работа — это «Петя и Волк» Сергея Прокофьева в мире насекомых. Музыка рассказывает историю фильма, а не аккомпанирует ему. Подобным же образом я работал с саунд-командой Кома Жалибера. Мы посвятили пять недель полностью одной только записи саунд-эффектов, крайне важного аспекта фильма. У нас было правило: звуковые эффекты и саундтрек могут быть немного необычными, но никогда не «мультяшными». Они действительно помогли погрузить зрителей в фильм, но также помогли и вдохнуть жизнь в графических персонажей. Музыка была записана во Франции Национальным оркестром Иль-де-Франс (ONDIF), которые заметно усилили музыкальный эффект фильма.

Тома Сабо

Оригинальный саундтрек будет выпущен по всему миру на CD и цифровых носителях компанией BMG.

Войти    

Регистрация·Напомнить пароль

или